alexandr_rogers (alexandr_rogers) wrote,
alexandr_rogers
alexandr_rogers

Categories:

Через либерализм к социализму


Классический либерализм зарождался в эпоху, когда в Европе практически везде были монархии. Он ставил под сомнение божественность права монархов на управление народами, стремился ограничить их абсолютные полномочия и гарантировать права и свободы всем, а не только нескольким королевским семействам.

На тот момент государство представляло собой механизм осуществления воли монарха. Это было его главнейшей функцией. Наиболее полное отображение этот принцип получил в высказывании одного из Людовиков, Короля-Солнца: «Государство – это я». Тогда именно так и было.

Абсолютная власть наследственных монархов, подкрепленная благословением церкви – это именно то, против чего боролись первые либералы.

Но государство ведь может быть и другим. А наши сегодняшние либералы, зачастую не понимая сущности либерализма, продолжают слепо бороться против государства вообще, независимо от его природы и направленности.

После серии либеральных революций в Европе было проведено несколько социальных экспериментов по преобразованию общества (например, Парижская Коммуна). Все они, независимо от типа местности и менталитета населения, показали, что при ликвидации государства наступает не свобода, а бардак, уголовный беспредел и террор бандитских группировок. Оказалось, что государство необходимо как элемент ограничения, прежде всего, против бандитов, мошенников, рэкетиров и прочих паразитов. Кроме того, это единственный механизм защиты «свободной территории» от других государств, сохраняющих свою эксплуатационно-угнетательную природу.

Тогда либералы пришли к выводу, что государство должно остаться, но уже в измененном состоянии. Они предложили оставить ему только полицейские и юридические функции, фактически убрав все остальные (плюс вспомогательный сбор налогов для обеспечения этих функций).

Везде, где подобные либертарианские эксперименты пытались провести, они терпели крах, поскольку экономика без регуляторного вмешательства государства неизбежно приходит к монополизации и, вследствие этого, к деградации и потере конкурентоспособности. Любой, кто изучает мировой экономический опыт, может легко в этом убедиться (как только снимет розовые очки и шоры идеологической предубеждённости).

Еще в XIX веке ряд мыслителей пришел к выводу, что государство необходимо (по крайней мере, на нынешнем этапе развития общества), просто оно должно служить другим целям. С точки зрения философской диалектики глупо и недопустимо применять оценочные суждения в категориях «добра и зла» по отношению к инструментам – будь то молоток, пистолет или государство. Любой инструмент можно использовать как во благо, так и во вред, и государство, в данном случае, не исключение.

Бессмысленно бороться с оружием, нужно бороться с человеком, его держащим. Бессмысленно бороться с государством, нужно бороться с людьми, использующими его ради личной выгоды и во вред всем остальным.

Государство необходимо, но ему нужны принципиально новые цели. Не исполнение воли монарха-самодура, а обеспечение критерия Бентама - Джона Милля «максимально возможное счастье для максимально возможного числа людей» (критерий «the greatest possible happiness of the greatest possible number»).

Более того, ослабление государства и усиление частного сектора неизбежно приводит к диктатуре корпораций (крупного финансово-промышленного капитала). Диктатура монархии заменяется диктатурой денег. Как метко заметил Томас Джефферсон, «В стране может быть или демократия или кучка очень богатых людей, но не одновременно».

Именно это мы и наблюдаем сегодня в странах «развитой демократии», где финансово-промышленные группы повсеместно ставят своих марионеток, обслуживающих их интересы и игнорирующих желания, стремления и благосостояние народа. А представительская демократия, усиленная пропагандистской машиной частных медиа-корпораций, служит им в этом надежным подспорьем. Можете показать мне «демократическую» страну, где руководствуются критерием Бентама - Джона Милля? Таких нет!

Вырождение представительской демократии в олигархию – не случайное событие, а закономерное свойство системы, встроенный дефект, уязвимость. Кроме того, именно господство неолиберальной идеологии привело мир к сегодняшнему кризису и той катастрофе, которая со дня на день может разразиться.

Ослабление государства неизбежно вызывает усиление ОПГ и ФПГ (организованных преступных группировок и финансово-промышленных групп). Этот принцип впервые сформулировал еще Гегель в своих работах (но наши либералы умных книжек не читают). Именно поэтому невозможно реализовать на практике анархический идеал общества, сформулированный в работах Кропоткина, Бакунина и других мыслителей-анархистов.

На текущем этапе развития общества государство остается единственным механизмом защиты граждан (правовой, экономической, социальной и физической) от отдельных преступников и их объединений (будь то банды, банки или корпорации). Только сильное государство может быть гарантом прав и свобод граждан.

Именно к таким выводам еще в XIX веке пришли самые продвинутые и радикально настроенные из либералов, которые стали называть себя социалистами.


Tags: идеология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments