alexandr_rogers (alexandr_rogers) wrote,
alexandr_rogers
alexandr_rogers

Categories:

Сказка ложь, да в ней намёк...

Прислали мне тут ссылку на отрывок из романа Евгения Красницкого «Отрок»...

– Есть три способа управления людьми и делами: рефлексивный, следящий и программный.
– А по-людски говорить не можешь?
– Сейчас объясню. Если ты у дядьки Лавра в кузнице случайно к раскаленной железяке притронешься, ты же не думаешь: "Ой, горячо, надо руку убрать"? Рука, как бы, сама отдергивается. Вот это и называется "рефлекс". А рефлексивный способ управления, это когда думать некогда, что-то делать надо. Ну, к примеру, пожар. Все всё бросают, даже самые важные дела, и бегут тушить. И, при этом, уже ничего не берегут: пьют воду, кидают землю, бывает, соседние дома разваливают, чтобы огонь не перекинулся. Сплошной убыток, а всего-то и надо было: за печкой присматривать, чтобы уголек не выскочил.
Но это - срочное дело: выпал уголек, начался пожар. Бывает же, что беда долго подкрадывается, как бы, накапливается постепенно. Например, видит хозяин, что крыша не в порядке, но погода стоит сухая, жаркая, вот он все и откладывает на потом. Пошел дождь, потекло в жилье, и начинается: лужи подтирать, ведра подставлять. А если дожди не на один день зарядили? Приходится на мокрую крышу лезть, а она скользкая. Упал, ногу сломал. А всего-то и надо было, что в вёдро крушу поправить.
Или еще пример…
– Да понял я, понял. Тын обветшал, в селе тесно, ратников мало. Накопились беды. Сколько лет дурака валяли, а теперь спохватились. Так бы и сказал: "пожарный способ", а то придумал… Даже и не выговоришь, – дед изображал сердитое ворчание, но было заметно, что тема его заинтересовала.
– Не я придумал, поумней меня люди книги писали, – Быстренько «отмазался» Мишка.
– Ладно, дальше давай.
– Так вот: пожарный, как ты говоришь, способ, это когда заранее не подумали или не сделали то, что требовалось, и спохватываются, когда событие уже произошло. Эт этого обязательно случаются три беды. Первая - десинхронизация. Это когда решения и дела запаздывают.
Вторая беда - дисфункция. Это когда важные дела не делаются или людям не своим делом заниматься приходится. Вот, ты же не поп, а приходится дела веры исправлять: следить, чтобы к причастию ходили, холопов крестили. Отцу Михаилу уже одному не совладать, а ведь нас сюда прислали христианство насаждать. Это - наше главное дело, наша функция.
Третья беда - деструктуризация, проще говоря, развал. Было у нас воинское поселение, а теперь: одни желают по-прежнему служить, другие ремеслом и торговлей заниматься, третьи… да ты и сам об этом говорил. Помнишь?
– Гм… Кхе!
Дед поскреб в бороде, оправил полы кожуха.
– Выходит, наши беды мудрецам давно известны были, и в книгах описаны?
– Да не наши! Это - беды любой общины, города или племени, которыми рефлексивным способом управляют.
– Угу… Понятно. - Дед покивал головой. - И что ж дальше?
– Дальше - плохо. Количество бед нарастает, справиться со всеми уже не получается, потому, что все делается второпях, по пожарному, без раздумий о том, чем это в будущем обернется. Община либо гибнет, либо власть в ней меняется. Но, бывает, что смена власти приводит к междоусобице, и тогда, тоже, гибель.
Закрыть
– Сам-то понял, что сказал? - Дед неожиданно для Мишки напрягся и уставился на внука очень внимательно.
– А что? - Не понял Мишка.
– Рюриковичи в усобицах погрязли, Великий князь Киевский при смерти. Или забыл, что боярин Федор рассказывал?
– Помню, деда. Те правила, о которых я тебе рассказываю, и для всей Руси тоже справедливы.
– Степь только и ждет, что мы ослабнем. - Словно не слыша, продолжал дед. - С запада, тоже, давят.
– Но мы же с этим ничего сделать не можем. - Мишка никак не ожидал подобного поворота разговора. - Пока…
– Пока что?
– Пока у себя порядок не наведем и силы не наберем. Иначе кто нас слушать будет?
– Какие силы, какой порядок? Все как гнилая тряпка расползается! Толку с твоих книжек… Только названия дурацкие придумали, а проку…
– Так я же еще не все рассказал!
– А-а-а!
Дед в сердцах махнул рукой.
"Чего ж он так завелся-то?".
– Деда, ну потерпи еще немного! Ты же самое главное уже сделал!!! Ты власть в Ратном сменил! И без усобицы, только Пимену по уху дал.
– Да что ты понимаешь! - Дед машинально цапнул рукоять меча. - Думаешь, смолчали, так и подчинились? Все только начинается.
– Может и не все, но понимаю! Во всяком случае, понял, что Пимен не от себя говорил, то-то все время оглядывался!
– Вот! - Дед наставительно ткнул в мишкину сторону указательным пальцем. - В сотне раскол, а зачинщики таятся, Пиньку вперед выставляют. А ты мне тут всякую книжную заумь рассказываешь.
"Блин, как же разговор в нужную сторону повернуть? Может, попробовать удивить деда?".
– Так и я о том же! Был рефлексивный метод управления, а ты теперь другой применишь, уже начал.
– Кхе! Когда ж это я успел? Вроде бы и трезвый был. - Брови деда сначала удивленно приподнялись, потом грозно сдвинулись. - Опять, как с воинской школой, дурня из меня делаешь? Я вот тебе сейчас…
– Деда, Христом Богом прошу: дослушай пожалуйста! - Взмолился Мишка. - Ты же обещал выслушивать! Сам же сказал, что мудрецы наши беды точно описали! Так в тех книгах и способы преодоления бед описаны. Ну послушай же!
– Обещал-то, обещал… - Дед раздраженно поправил воинский пояс, дернув его туда-сюда и задев ножнами мишкину раненую ногу. Испугано глянул на внука и смилостивился: - Ну ладно, только что ж мы посреди улицы, давай-ка, домой поедем.
– А дядька Лавр сюда придет, мы же позвали. - Спохватился Мишка.
– Не мы, а ты. - Поправил дед. - По дороге встретим. Давай уж, вещай дальше… Мудрец, туды тебя.
– Я думал, что и Лавру послушать полезно. Все-таки, старший мужчина в семье, после тебя. Да и говорить лучше в кузне, а не в доме - лишних ушей нет.
– Ага, ему сейчас только разговоры и разговаривать, дел невпроворот. Ладно, поехали.

* * *

В кузнице поговорить не вышло. Лавр уже приставил к работе не то свежеиспеченных холопов, не то вновь обретенных родственников (Мишка еще не научился их различать), и закопченное помещение было наполнено лязгом металла, сипением мехов, и прочими кузнечными шумами. Тут же ковылял, опираясь на один костыль Кузька, раздавая какие-то указания работникам.
Лавр привел отца и племянника в какое-то помещение на втором этаже недостроенного "главного корпуса" усадьбы, послал крутившуюся здесь девчонку на кухню за горячим сбитнем и усадил всех на расстеленные прямо на полу, чьи-то постели.
В суть рефлексивного метода управления Лавр "въехал" с ходу.
– Это, когда я заготовку в горне передержу, а потом начинаю орать: "Давай быстрее, железо пережжем!". Обязательно кто-нибудь что-то уронит или заготовку клещами неловко схватит, или штаны прожжет - не работа, а сущее наказание.
– Вот, вот! - Обрадовался Мишка. - А есть и другие способы управлять. Второй способ - следящий. Начальствующий человек смотрит за тем, что происходит, и, если происходящее идет на пользу, поддерживает, а если во вред, пресекает. Вот, к примеру, как с некрещеными холопами. Наше главное дело - насаждать христианство, значит, если холопов хозяева не крестят, это - во вред.
Беда только в том, что пользу и вред разные люди по-разному понимают. То, что для одних - хорошо, другим поперек горла встать может. Вот, деда мастерские за тын вынести хочет. Казалось бы, дело правильное, но хозяевам-то мастерских это не по нутру.
– Кхе! - Дед зловеще ухмыльнулся. - - Ничего, уберутся, как миленькие, найдем средство!
– Об этом я и толкую. Пресекать! - Быстренько согласился Мишка и поспешил продолжить: - Но при таком способе управления тоже не все гладко идет. Во-первых, из-за того, что есть недовольные, важные дела могут делаться медленно и плохо, потому, что без желания, из-под палки. Как, например с ремонтом тына. То есть, опять дисфункция - неисполнение важных дел. Во-вторых, есть опасность деструктуризации - развала. Если тех, кто "за" и тех, кто "против", примерно поровну. Или же не поровну, но одна из сторон, хоть и малочисленна, но сильна. До крови, может, и не дойдет, но дело делаться не будет.
Ты, деда, именно по этому пути и пошел, и с первого шага пришлось силу применять. Пока дело только оплеухой Пимену ограничилось, но ты верно сказал: "Смолчали, не значит, что покорились". А можно, ведь, сделать так, что те, кто ремеслом и торговлей предпочитают заниматься, твоими союзниками станут, помогать тебе будут и в делах, и в том, чтобы недовольных поприжать.
– Кхе! Это как же?
Дедов скепсис начал постепенно развеиваться, похоже, разговор начал его понемногу заинтересовывать.
– Есть третий способ управления - программный. Программа, это… Как бы объяснить… Вот задумал ты какое-то большое, важное дело, такое, что не на один год. Результат этого дела - цель, которую надо достичь. Заранее обдумываешь: что надо сделать, сколько это времени займет, что может помешать, кто будет тебе помощник, а кто противник. Рассчитываешь: сколько чего понадобится: людей, времени, средств. Прикидываешь: когда что делать и когда одно дело заканчивается, а другому пора начинаться. Вспоминаешь людей: кто что умеет, кому доброго слова достаточно, а кого подкупить или припугнуть надо.
Самое же главное - людской интерес. Если другие люди в достижении твоей цели свой интерес увидят, то помогать будут не за страх, а за совесть. Если таких людей будет большинство, то противники твоего дела и пикнуть не посмеют, а если посмеют, то твои сторонники их враз придавят.
Вот если все это вместе сложить, то и получается программа действий на какой-то большой срок, и все: твои дела и мысли, дела и мысли твоих союзников - должны быть выполнению этой программы подчинены. А тех, кто сопротивляться задумает, придется принуждать силой.
– Кхе! Что скажешь, Лавруха?
Лавр, до сих пор сидевший молча и, вроде бы, с безучастным видом, на самом деле, оказывается, слушал очень внимательно. Во всяком случае, ответил на дедов вопрос сразу и очень толково.
– А я так и работаю, батюшка. Прежде, чем ковать, думаю: сколько чего нужно - угля, руды или железа, помощников. Потом: как нагревать, как отковывать, как закаливать. Если что-то сложное делать собираюсь, сначала рисую на дощечке, помощникам показываю, обсуждаем. А уж когда все решили, каждый свое дело знает, недостатка ни в чем нет. Ну… и прочее, много всякого. Зато дело делается как следует.
– Дядя Лавр, а бывает так, что помощники что-то дельное подскажут?
– Бывает, конечно. - Подтвердил Лавр. - Кузька, вот, на выдумки горазд, добрый кузнец будет.
– Но для этого помощникам конечная цель должна быть понятна? - Продолжил подводить разговор к нужному выводу Мишка.
– А как же без этого? - Удивился Лавр. - Если помощники не знают, что куют, так что же получится?
– Вот, деда! - Мишка от возбуждения даже попытался привстать, забыв про ранение, но нога тут же напомнила о себе болью. - Перво-наперво, преданные тебе люди должны все правильно понять, свой интерес увидеть и важностью дела проникнуться.
– Без интереса, конечно, хрен кто пошевелится… - Согласился дед. - Ну а беды какие у этого способа?
«Браво, лорд Корней! Уловили методику анализа, что называется, с ходу».
– А нету бед, деда. Вернее, есть только одна – если программа неверная. Тогда все развалится. А если цель правильная и средства ее достижения продуманы хорошо, все получится.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments