alexandr_rogers (alexandr_rogers) wrote,
alexandr_rogers
alexandr_rogers

Организация против толпы

После моей лекции по социальным экспериментам и манипуляциям массовым сознанием http://www.youtube.com/watch?v=dryB5R8ujTc&feature=relmfu, один из участников написал статью, где озвучил вопрос о необходимости переходного этапа после революции. Ему в ответ написали текст (не знаю, кто), который может быть образцом идеализированного и далёкого от реальности представления о революции.

К сожалению, описанные в тексте заблуждения чрезвычайно распространены в последнее время. Люди, являющиеся их носителями или искренне заблуждаются, или вносят эти идеи, чтобы сделать революционное движение нежизнеспособным. В любом случае, по злому умыслу или по невежеству, эти догматичные предубеждения необходимо преодолевать.

Поэтому привожу данный текст, и указываю его ошибочность в самом удобном формате «тезис-контртезис». Поехали!



Тезис: Сучасне людство є готовим до створення безкласового суспільства в матеріально-технічному відношенні, тобто рівень розвитку виробничих сил та їх суспільний характер дозволяє змінити суспільно-виробничі відносини, запровадивши суспільну власність на засоби виробництва замість приватної власності і пряме народовладдя замість авторитарного правління.

Роджерс: Согласен со всем, кроме последней фразы. К прямому народовластию общество не готово, поскольку

а) большинство некомпетентно

б) большинство мыслит на уровне мещанства, вещизма и вполне себе буржуазно

в) большинство управляемо различными манипуляциями, в том числе с помощью СМИ

Поэтому диктатура большинства – это красивая фраза, но не реализуемая. И все, кто оперируют данной фразой – или демагоги-популисты, или наивны.

Кстати, не вижу в прогрессивном авторитаризме ничего плохого. У Стругацких такую функцию осуществляют Прогрессоры, и я также пришёл к необходимости подобной структуры. По крайней мере, на сегодняшнем этапе развития общества. А потом пусть потомки решают…

Тезис: Для того, щоб це здійснити, не є достатнім просто «ліквідувати владу», інакше старі суспільні відносини будуть збережені, а з ними буде реставрована і стара влада. Тому потрібна соціальна революція, яка є процесом зміни суспільних відносин, тим самим «перехідним періодом» від класового суспільства до безкласового.

Роджерс: Хорошо, что хоть это понимают. Вопрос лишь в форме этого «переходного периода» – какие будут использоваться принципы и технологии. Цели у нас похожие, различия в путях реализации.

Тезис: Для того, щоб здійснити соціальну революцію, потрібен революційний рух, який запропонує і запровадить методи знищення старої системи, а також модель і способи побудови нового суспільного ладу і стане рушійною силою цих перетворень. Якби суспільство було в змозі самостійно вирішити ці питання, то революційний рух був би не потрібен, або принаймні йому не потрібна була б жодна ідеологія і єдиною його метою була б руйнівна боротьба проти системи без жодної позитивної програми, а успіх такої боротьби призвів би лише до марних жертв і реставрації старої системи (див. п.1).

Роджерс: Бесспорно. Но дальше автор начнёт противоречить сам себе. Увидите.

Тезис: Оскільки метою соціальної революції, а значить і революційного руху, є зміна суспільних відносин, то ані революція, ані рух, що провадить її, не може зберігати або відтворювати класові авторитарні і капіталістичні відносини, ліквідацію яких вони мають на меті.

Роджерс: Спасибо, кэп.

Тезис: Першочерговим завданням революції є боротьба проти панівного класу, створеного не волею окремих людей в силу їхніх особистих якостей, а об’єктивно складеними суспільно-виробничими відносинами, які формують свідомість людей.

Роджерс: Ну да, отдельные мерзавцы не при чём, это всё «объективные обстоятельства» виноваты. Только почему-то в одних и тех же объективных условиях одни становятся революционерами, а другие – тиранами и паразитами. Не?

Тезис: Тобто суть революції полягає не в боротьбі проти конкретно взятих «поганих людей», а в боротьбі проти «поганих відносин», що створюють цих людей.

Роджерс: А с носителями «плохих отношений» что делать? Перевоспитывать? Говорить «ай-ай-ай, так нельзя»?

Тезис: В світлі цього очевидним абсурдизмом виглядає теза про те, що соціальна революція може здійснитись шляхом «тимчасового» і «перехідного» збереження старих суспільних відносин, тобто заміни одного, «реакційного», експлуататорського класу на інший, «революційний», під чуйним керівництвом якого суспільство еволюціонує і стане безкласовим, коли цей новий панівний клас невимушено і добровільно ліквідує сам себе, начебто його свідомість буде сформована в обхід зазначеної вище наукової закономірності і не буде залежати від реальних відносин, яким тільки він і завдячує своїм існуванням.

Роджерс: Нельзя писать такими длинными предложениями. Нужно бить на части, для удобства восприятия читателями. Ну да ладно.

1. Никто не говорит о сохранении старых отношений. Но и взять и отменить в один день все старые связи и отношения – невозможно. Любые изменения занимают время, а особенно такие фундаментальные. Не понимать это глупо и преступно. Тем более что нужно перестроить существующий экономический базис под новую форму отношений.

2. «Зазначена вище наукова закономірність» – это только субъективное мнение автора.

3. Фразы типа «революционное движение, придя к власти станет реакционным» означает «мы сами себе не верим, что мы хотим блага для всех». Это не ко мне, а к психоаналитику, или к какому-то восточному гуру, который поможет разобраться в себе. Ну, вы поняли…

Тезис: Оскільки класоутворюючі чинники, такі як антагоністичний поділ праці і товарне виробництво, завжди продукують поділ на експлуататорські і експлуатовані класи, а інтересом будь-якого панівного класу, в силу його природи, є увічнення себе, то будь-який революційний рух йдучи цим шляхом не зможе здійснити соціальної революції, тобто фактично перестає бути революційним рухом і після кожної подібної «революції» суспільство повертатиметься назад, а точніше залишатиметься на місці, знову і знову потребуючи нової, реальної революції.

Роджерс: Природой организации революционеров является альтруизм. А психически здоровый индивид не изменяет своим принципам, независимо от своего места в социальной иерархии. Поэтому можете выкинуть свои досужие домыслы на помойку. Если же вы настолько не верите людям, то что вы делаете в «революционной» организации? Морочите людям головы?

Тезис: Хрестоматійним прикладом цього шляху є історія російської революції, більшовизму, СРСР та інших країн Варшавського договору.

Роджерс: Это история о том, как не готовое к переменам общество преодолело усилия расколотой разногласиями организации революционеров, восстановив своеобразную монархию. И если оставить реакционное большинство без надзора, оно будет воспроизводить эту модель раз за разом. Одномерные люди всегда поступают так.

Читайте хотя бы Эриха Фромма «Бегство от свободы», и будет вам счастье. Там всё подробно расписано.

Тезис: Для того, щоб уникнути описаного вище переродження, революційний рух повинен бути народним, а не авторитарним, запроваджувати і спиратись на принципи прямого народовладдя, а не партійної диктатури; повинен бути соціалістичним, а не буржуазним, прагнути якнайшвидшої ліквідації товарно-ринкових відносин і протилежностей в поділі праці, як основних причин виникнення антагоністичних класів, а не збереження чи реформування цих явищ.

Роджерс: 1. Примеры «народных движений» в студию, пожалуйста. Желательно таких, которые достигли успеха в своей преобразовательной деятельности.

2. Прямое народовластие в условиях доминирования буржуазного сознания – это смерть революции. С таким подходом можно не начинать, ибо бессмысленно.

Сначала (диктатурой носителей идеологии, не кем-то ещё!) меняются производственные и общественные отношения, затем на основе изменения базиса меняется мышление (в полном соответствии с учением Маркса). Только так. И процесс реформы экономики, и процесс изменения мышления – многолетние, постепенные. А «здесь и сейчас» бывает только мабила у гопника, и то, пока не заметут.

Тезис: Як виконання цих необхідних умов узгоджується з практичним провадженням революції, враховуючи інертність і недорозвиненість народних мас?

Роджерс: Вот-вот, это и мне интересно. Особенно мне интересно, каким образом, когда образование и СМИ в руках капитала, может возникнуть «развитость масс»? Неужели листовки, которые раздают возле метро, её изменят?

Тезис: Для здійснення революції недостатньо бажання і активності діячів революційного руху.

Роджерс: Да ну? А я вот считаю, что только этого желания и не хватает. Не хватает готовности вести реальную борьбу. Все сидят в интернетах и рассуждают с умным видом. А реальная революционная деятельность – Что вы? Ведь там могут арестовать, побить или даже убить! Нет, лучше мы порассуждаем о неразвитых массах, не готовых воспринять наши передовые идеи (пропахшие нафталином и признанные самим историческим процессом нежизнеспособными).

Тезис: Революція потребує настання революційної ситуації, що визріває в об’єктивних протиріччях класового суспільства і не залежить від волі окремих людей.

Роджерс: Это чушь собачья. Во-первых, революционная ситуация у нас уже есть. Я в своих статьях это подробно обосновывал. Во-вторых, есть куча исторических примеров, когда все условия соблюдались, а людей, готовых действовать – не находилось. Так что независимость от воли отдельных людей и неизбежность исторических процессов – это чушь.

Именно сейчас решается, наступит золотой век человечества, или под влиянием паразитических кланов мы скатимся в новое средневековье (кланы, кстати, состоят из отдельных людей, обладающих личной волей, как и революционные организации состоят из людей, подверженных эмоциям и настроениям, а не абстрактных запрограммированных роботов). И подобные рассуждения приводят только к тому, что под влиянием слов «нужно ждать обстоятельств» люди теряют готовность действовать. И все, кто произносят эту чушь, фактически работают на реакцию.

Тезис: Завдання революційного руху полягає в тому, щоб нарощувати свою силу, максимально поширювати і популяризувати свої ідеї в народі, вказати йому шлях до революції і дочекатись готовності мас до повстання, в ході якого народ разом з рухом йтиме вказаним шляхом.

Роджерс: Так это вам народ попался неправильный? А я думал, это леворуционеры убогие, неспособные и бездарные.

Приведите мне пример из истории, где и когда массы были готовы к восстанию? Пассивное большинство никогда не готово. И я не вижу предпосылок, почему оно должно какого-то лешего стать «готовым».

Я восемь лет в протестных движениях. Всё это время кучки маргинальных левых и не менее маргинальных правых писали на заборах, раздавали листовки, устраивали митинги и флэшмобы, ваяли нетленки в уютных ЖЖшках и страдали всякой иной симуляцией деятельности. Привело это хоть к малейшему росту сознательности масс? Нет. И не приведёт.

Да один Янукович сделал больше для революции, чем все «революционные» организации, вместе взятые. Он хотя бы смог разозлить всю страну и настроить её против себя.

И с какой радости вы решили, что сейчас массы не готовы? Вы с ними разговаривали? Таксисты, уличные торговцы, попутчики в поездах, любые другие представители народа – говорят одно и то же «Мы готовы выйти, готовы поддержать, но не видим, КОГО». Вы, господа леворуционеры, со своим прожектёрством, не смогли сформировать внятную и привлекательную картину будущего, ради которого слоило бы выходить. Это единственная причина, почему революция в Украине ещё не произошла.

Тезис: Без народної підтримки неможлива жодна революція чи навіть її спроба.

Роджерс: Да ну? А декабристов много народу поддерживало? А тот же якобинский переворот большие массы народа осуществляли? А большевики власть брали каким числом? Меньше тысячи. А Кастро и Гевара с каким отрядом высадились на Кубе? 84 человека! Так что свои убогие отговорки оставьте своей бабушке – она, может быть, в них и поверит.

Тезис: Це правило діє однаково як для антиавторитарних, так і авторитарних рухів.

Роджерс: Это правило одинаково НЕ действует для любых движений. Сейчас общество готово поддержать ЛЮБОЕ движение, которое пообещает убрать Януковича и «навести порядок» (усмирить олигархию и коррупцию). В обществе сильнейший запрос на «сильную руку», а не на демагогов-народников. Это движения не готовы взять на себя всю полноту ответственности, а не массы «не такие».

Тезис: Ілюзія про те, що авторитарна «ініціативна меншість» шляхом «жорстких методів» і застосуванням «апарату примусу» змушує народ здійснювати повстання чи революцію, не має історичних підтверджень і суперечить дійсності.

Роджерс: Да ну? А если я вас в историю мордой лица потыкаю? У меня в лекции куча примеров приведена! Войну за независимость США активно поддерживали 3% населения. Октябрьский переворот осуществило несколько сотен большевиков, командовавших парой тысяч революционных солдат и матросов. Про Кастро и Гевару я уже говорил. В отряде Гарибальди большую часть времени было меньше тысячи человек. Историю ВСЕГДА вершит организованное меньшинство. Пассивное обывательское большинство может поддержать, может молчаливо промолчать, но примеров эффективного сопротивления масс я что-то не припомню.

Тезис: Практика повстань і революцій доводить, що всі рухи які стояли на їх чолі (а це були переважно авторитарні рухи), здійснювали їх маючи народну підтримку, в згоді з масами і за їх активної участі.

Роджерс: Что значит «преимущественно»? Вы мне покажите хоть одну успешную революцию, которая была не авторитарной в той или иной степени! Парижская Коммуна – epic fail. Декабристы – epic fail. Веймарская республика – epic fail.

Хотите примеры посвежее? 1968 год – epic fail во всех странах, где пытались осуществить «антиавторитарные революции». Фактически, угробили чудесную возможность для мировой революции своей идиотской демагогией. Арабская весна – epic fail, ни в одной стране не произошло реальных изменений системы власти, сменились только лица, но не режимы. Occupy чего-нибудь – epic fail, бессмысленные тусовки, которые постепенно сдыхают.

Вы так любите наступать на одни и те же старые грабли? Или вы засланные казачки, выполняющие охранительную функцию, чтобы слить протестные настроения в канализацию?

Тезис: І тільки коли рух перероджувався, ставав на шлях реакції і опортунізму, згортав революцію чи повстання, він застосовував до народу «апарат примусу і жорстокі методи», тобто робив це з прямо протилежною, контрреволюційною метою.

Роджерс: Примеры, батенька. Каждую ситуацию нужно рассматривать отдельно, иначе это голословное утверждение. Кто использовал аппарат принуждения против народа? Кастро? Чавес? Мао?

Тезис: Відтак, навіть сам початок революції потребує того, щоб революційний рух переконав народ в правильності своїх ідей, а нав’язати йому ці ідеї силою просто неможливо, бо неможливе успішне повстання без добровільної участі народних мас.

Роджерс: Убеждение в правильности идей – это вопрос агитации и пропаганды, а не вопрос правильности идей. Наш народ в своё время с лёгкостью убедили в ценности приватизации, с такой же лёгкостью его можно убедить в чём угодно. В «МММ-2011» участвовало около 5 миллионов украинцев, а это каждый шестой.

Про успешные восстания без добровольного участия масс я уже писал. Если люди увидят, что вы реально что-то делаете, то они за вами пойдут. Пока же я вижу только нафталинную демагогию.

Тезис: Коли маси стають готовими до боротьби в силу об’єктивних обставин, сприймають революційні ідеї завдяки пропаганді руху і починають вести боротьбу за здійснення цих ідей, то вони поступово припиняють бути інертними і недорозвиненими, відбувається зміна людської свідомості, люди набувають здатності в тій чи іншій мірі стати частиною руху, включитись в революційний рух або принаймні в пропоновану ним організацію суспільних відносин і здійснювати управління нею відповідно до сприйнятої революційної ідеології, будувати суспільство, яке не має нічого спільного з суспільством «в якому ми живемо, яке ми чудово знаємо» і в якому люди голосують за президента Януковича.

Роджерс: Массы УЖЕ готовы поддержать любое реальное движение. Проблема в том, что нет таких движений. И заметьте, поддержать, а не вступить и активно участвовать. Поэтому единственный вариант осуществления революции – это диктатура сознательного меньшинства (открытого для вступления, но фильтрующего своих членов от приспособленцев). Ибо несознательное большинство выбирает Януковичей, Ющенко и прочих Тимошенко. И будет продолжать их выбирать, потому что им головы промывают СМИ.

Тезис: Підсумок: «примусова» революція і навіть повстання неможливі, цього не можна чекати від «особин, котрі не бажають брати участі у власному житті» і силувати їх до цього теж не є реальним.

Роджерс: Как раз потому, что большинство не желает принимать участия в собственной жизни (а тем более, в общественной), нужно не аппелировать к этому самому несознательному большинству, а обращаться к тем, кто уже занимает активную жизненную позицию, и формировать из них революционное меньшинство.

Тезис: Об’єктивне назрівання «грон гніву» (революційної ситуації) і ідеологічне переконання народу з боку революційного руху є безальтернативним.

Роджерс: Это вам так хочется? Без революционной организации, координирующей и направляющей, народное недовольство выльется в бунты, бессмысленные и беспощадные, которые будут подавлены и ни к чему хорошему не приведут. И революция не состоится ещё лет сорок, пока не вырастет новое поколение, в котором будет меньше догматичных идиотов (если вырастет, в чём я сомневаюсь, учитывая деградацию образования).

Тезис: В цьому контексті різниця між авторитарним і антиавторитарним рухом полягає тільки в тому, що авторитарний рух зупиняє соціальну революцію, штучно відстороняє народ від влади і власності, репресіями змушуючи це терпіти, коли антиавторитарний рух лише логічно розвиває революцію, продовжує те, з чого вона починалась – з прозріння, ентузіазму і активності народних мас.

Роджерс: Революции никогда не начинались с «прозрения масс». Они начинались с идей, которые придумывали отдельные мыслители, а затем распространялись среди активной части населения (марксистские кружки, собрания декабристов etc.). Большинство могло только поддержать уже начавшееся действие, но никак не инициировать его (поскольку толпа инициирует лишь погромы, но никак не революции).

Тезис: Антиавторитарний рух включає народ до себе, робить його суб’єктом історії, дає владу ідеологічно просвітленим масам, негайно починає реалізувати революційну програму, не відкладаючи «на потім» і не вигадуючи непотрібних і згубних «перехідних етапів» з новими господарями і новими грішми.

Роджерс: Интересно, а где вы возьмёте «ідеологічно просвітлені маси»? Вы такие наблюдаете? Я – нет. А предпосылки для их появления есть? Тоже нет. С каждым годом народ всё больше промывается, уровень образования падает, уровень потребностей и ценностей примитивизируется. И в условиях доминирования капиталистических отношений, капиталистических ценностей и капиталистических СМИ иначе и быть не может.

Что будет, если дать народовластие буржуазии? Восстановление капитализма. Что будет, если дать народовластие уголовникам? Восстановление «понятий». Что будет, если дать демократию неготовым массам? Адольф Гитлер, Джорж Буш-младший и Виктор Янукович. Нужны ещё примеры?

Тезис: Візьмемо історичний приклад. Органи прямого народовладдя, самоорганізації і самоуправління відомі під назвою «рад» виникли під час російської революції як низова, народна ініціатива.

Роджерс: Сам придумал? Неужели не ездили по сёлам социалисты, эсеры и большевики, и не популяризировали лозунг «Власть – советам»? Мужички в сёлах сами его придумали, да? А что курил автор?

Тезис: Ніяка «активна меншість» не вчила трудящих створювати ради, вони робили це самостійно.

Роджерс: Налицо вопиющее незнание истории или витание в особо розовых облаках.

Тезис: Проте знайшлась «ініціативна меншість» у вигляді партії більшовиків, що знищила народні ради, а разом з ними поховала і революцію.

Роджерс: Вообще-то, советы благополучно просуществовали в СССР до 1991 года. Начиная с райсовета и заканчивая Верховным Советом. И вырожденная уродливая форма этого существует и сегодня в виде райрад, міськрад, облрад и Верховной Рады.

Но да, во всём виноваты большевики! Как я мог забыть? Даже в Януковиче.

Тезис: Історичні приклади свідчать про те, що народні маси виявляють більше революційної свідомості і послідовності, аніж меншості, які вважають себе «авангардом революції» і потім цю революцію зраджують всупереч волі народу.

Роджерс: Исторические примеры показывают, что народным масам глубоко пофиг 99% времени. Их можно раскачать на кратковременные действия (несколько недель – это уже практически потолок), но на длительную сознательность они не способны – быт заедает.

Поэтому автору нужно перестать витать в розовых облаках и спуститься на грешную землю, где нет идеальных масс, нет идеальных революционеров, почти нет чистого Добра и Зла, и принять реальность во всей её неприглядности. И только после этого он сможет понять, как её улучшить хоть немного.

Тезис: Революція створить безвладдя в тому сенсі, що не існуватиме влади людини над людиною, однієї частини суспільства над іншою, натомість буде влада цілого суспільства, складеного не з егоїстичних і байдужих «особин», а людей, які в процесі революційної боротьби і різких суспільних перетворень стали поділяти революційну ідеологію або стали принаймні лояльними до неї; суспільства, існуючого не в хаосі, а організованого на чітких ідеологічних засадах та етичних нормах, запропонованих революційним рухом, але сприйнятих і схвалених народом.

Роджерс: А ещё в этом обществе будет обширная реакция в виде бывших чиновников-коррупционеров, олигархов и их прихвостней, наёмников, уголовников и прочих «тёмных личностей», которые будут страстно стремиться вернуть прежнюю несправедливость обратно, ибо она им была выгодна (здравствуйте, чёрные сотни и белая гвардия нового времени). Но аппарата насилия по отношению к реакции у «розовых леворуционеров» уже не будет, поэтому они ничего не смогут им противопоставить. И капитализм возродится, ещё и с мощной внешней помощью (здравствуй, Антанта!).

Всё, рассыпалась идеалистичная теория? Или добить?
Продолжение во второй части...



Tags: идеология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments