January 10th, 2010

Я

Рефлексии по Ницше

Только что читал Ницше перед сном, и натолкнулся на фразу «Я обожаю приглашения, но ненавижу приказы».

И тут же испытал сильнейшую ауторефлексию, вплоть до ощущения дежавю. Да, это моя сущность, одна из причин, почему я не смог быть с Ладой (а она не смогла освободиться от манипулятивных сценариев своей семьи).

Если ко мне подходить по человечески – даже не просить, а предлагать, разговаривать – я отдам последнее и из кожи вылезу ради другого человека. Я – альтруистичен, добр, щедр, чувствителен, возвышен, нежен и заботлив.

Но только если мне начинают приказывать, ставить условия, шантажировать – я становлюсь совсем другим. Если Ницше писал о Воле к Действию (которая мне тоже знакома), то у меня есть Воля к Свободе (которую он знал, но так и не сумел определить и выразить). И во мне просыпается та самая белокурая бестия.

Я становлюсь внутренне холодным, как Клерик Тетраграмматон из «Эквилибриума». При этом внешне я могу быть язвительным, высмеивающим, ни в грош не воспринимающим чужие слова и действия Шутом. Сознание раздваивается, при этом настоящий я ухожу глубоко внутрь, оставляя вместо себя кривляющуюся маску. Потому что это единственный способ на время избавиться от мучительной боли, которую я испытываю, когда близкий человек пытается уничтожить мою идентичность, манипулируя мною.

Я совершенно чётко знаю, что никогда не позволю себе насилие (пусть даже и моральное) над любимым человеком. И поэтому совершение такого же действия по отношению к себе я совершенно однозначно воспринял как предательство, как нелюбовь.

При этом я много раз прямым текстом просил не атаковать мои убеждения и ценности, не топтать мои мечты, не пытаться разрушать ядро моей личности. Но все мои просьбы услышаны не были, ввиду её глубокого внутреннего личностного конфликта, глубинной внутренней неуверенности, выражавшейся в потребности самоутвердиться за счёт другого (то есть меня), даже путём его морального уничтожения.

И именно это понимание её нелюбви стало причиной моей прошлогодней депрессии, которая продолжалась почти два месяца.

Потому что я готов отдать всё, и даже жизнь, ради любимой, но я никогда не буду платить за Любовь. Пусть плата и выражается не в деньгах, а в отказе от собственной идентичности, от Пути, от моих желаний и стремлений. Причём в пользу чего – в пользу серых будней и посредственности, прерываемых лишь редкими поездками в красивые места?!

Ещё одна аллюзия – это то, что Лу Саломе предпочла любви Ницше некоего Поля Рэ. Но кто теперь слышал о существовании Поля Рэ, и кто не слышал про Фридриха Ницше? Собственно, а кто слышал о существовании Лу Саломе? И кто за пределами моего ближайшего окружения (которое уже стремительно забывает о ней) когда-либо узнает о существовании Лады? Каждый сам выбирает свой путь – к свершениям или в небытие.

Но её не хватило для уничтожения меня. Потому что у меня просто гораздо больше слоёв/уровней, чем у неё, и когда она атаковала меня на одном, я просто уходил на следующий. Так я обосновался на уровнях Многомерных Стратегий, Высоких Абстракций и Метапонятий. Более того, только этот кризис позволил мне выйти на мышление Категориями.

Есть старое правило – из каждого кризиса нужно выходить обновлённым, более сильным, чем раньше. Пусть и путём временного истощения ресурсной базы и полной пересборки структуры личности (с эмоциональной нестабильностью я не могу до конца справиться до сих пор), но я вышел из этого кризиса гораздо глубже. С новыми осмыслениями и пониманиями, с новыми целями, с новыми мотивациями.

За этот период становления я практически полностью постиг и вписал в свою модель мира философию Хаксли, Фромма, Бергсона, новые аспекты Ницше, получил много синтеза Востока и Запада, частично постиг Гегеля.

Я гораздо глубже постиг сущность Любви. То, что раньше я мог только почувствовать и прочувствовать, теперь я могу облечь в слова и даже обосновать, почти как математические формулы (при этом сама Любовь остаётся высочайшей и глубочайшей мистерией, таинством).

Я даже пытался поделиться этим пониманием с Ладой, но она не может выйти за пределы своих представлений (ей кажется, что я пытаюсь её вернуть, что невозможно, бессмысленно и неприемлемо при том крайнем уровне эгоизма с её стороны, который делает невозможным любое проявление любви), и остаётся глухой за стеной своих иллюзий. Never stop growing and learning! Never stop!

Ничше ненавидел переводчиков. После того, как я понял, что они сделали с самим Ницше, сколько его оригинальных понятий было искажено и переврано в соответствии с их ограниченным восприятием – я их презираю.

Человечный больше Человека – это про меня. Выйти за грань представлений о возможном, чтобы стать больше, чем я есть. Шагнуть в неизвестное – что может быть ужаснее для человеческого разума? Но только такой шаг делает по-настоящему Человеком.