February 8th, 2011

Rogers Red

Контуры геополитической игры


Как известно из истории, самым простым (не значит, что лучшим) методом выхода из затяжного экономического кризиса является война. Так выходили из кризиса, начав Первую мировую, затем Вторую и Третью (под которой многими исследователями понимается холодная война и последовавший за ним развал «социалистического лагеря»). Многие аналитики уже несколько лет говорят о скором начале Четвёртой, которая в значительной мере будет отличаться от предыдущих.

 

Если первые две проходили почти полностью в традиционно силовой манере, то третья кроме серии локальных конфликтов (Чили, Куба, Сирия, Вьетнам, Афганистан etc) во многом проходила в информационном и в экономическом пространствах.

Четвёртая будет в этом плане похожа на Третью, кроме того факта, что стороны конфликта будут не так явно выражены. Если в Третьей было понятно, что идёт война между социализмом и капитализмом, выраженная в противостоянии США и СССР, то в Четвёртой центров влияния и противоборствующих сторон будет больше (в том числе и неявных).

Уже во Второй мировой война шла во многом не за контроль над территориями, а за контроль над ресурсами. Германия отчаянно стремилась выйти к нефтяным месторождениям и залежам редкоземельных металлов, а союзники им в этом активно препятствовали.

Третья война была больше сосредоточена в проникновении на рынки и их монополизации, а в Четвёртой вновь одним из ключевых моментов будет (или уже является) ограничение возможности оппонентов получить доступ к энергоресурсам (хотя и рынки сбыта, и технологии тоже, безусловно, важны).

Напомню, что, согласно Сергея Переслегина, современная война имеет три равновеликие направления – военное, экономическое и онтологическое (ценностное, смысловое, информационное).

Итак, можно с высокой степенью достоверности говорить, что Четвёртая мировая война началась.

Я обосную это чуть позже, а пока, чтобы приблизиться к пониманию театра боевых действий, обозначу текущую диспозицию, основных «игроков», стороны и направления конфликтов, а также «доски», на которых они «играют». И я также, по возможности, кратко опишу происхождение каждого кусочка мозаики.

Самая простая, традиционная, модель описывает противостояния в треугольнике США – Россия, США – Китай, Россия – Китай.

Вторичное к нему противостояние Россия – Европейский Союз (которое многим хотелось бы видеть, но которое не так просто, как может показаться, поскольку у России в Европе много союзников).

Алексворд и Авантюрист справедливо вводят противостояние США – ЕС. Которое тем более актуально после того, как США попытались решить свои финансовые проблемы за счёт ограбления и дестабилизации европейских рынков (после чего Германия срочно стала улучшать отношения с Россией).

Бесспорны также противостояния США – Иран (можно говорить о США – «арабский фундаментализм», но я ещё думаю, как его обозначить) и США – Венесуэла (или «латинский социнтерн» в целом).

Линдон Ларуш вводит три новых для меня противостояния, которые фундаментально меняют картину мира. Это Британия – США (и в этом свете катастрофа, вызванная действиями «БП», предстаёт уже не как случайность, а как бесчеловечная и немыслимая диверсия), Британия – Россия (на самом деле это противостояние можно отслеживать в течение столетий) и Британия – Китай (Британия – Индия тоже подразумевается, но не так выражено).

Из них уже можно вывести два внутренних противостояния Британия – Германия и Британия – Франция.

Но картина, построенная на одних противостояниях, будет неполной. Поэтому стоит также выделить и союзы (стационарные и ситуативные).

Первый блок союзов, не вызывающих сомнения, это США – Израиль, США – ЕС (неоднозначный, и всё более негативно воспринимаемый в Европе) и США – Британия (хотя Британия всегда играет свою игру, и во многом именно её действия направлены на разрушение США, но во многих направлениях она остаётся их стратегических союзником).

Второй блок союзов – это Россия – Иран (хотя Медведев сделал кучу маразматических действий в угоду своим западным хозяевам, чтобы этот союз разрушить), Россия – Индия, Россия – Венесуэла и Россия – Китай (тут ситуация тоже сложная, поскольку есть и конфликты интересов, и их совпадения).

Третий блок – это страны, занимающие подчинённое к Британии положение – Канада, Австралия, Новая Зеландия.

Также во многом определяющим судьбы планеты будет формирующийся союз Россия – Германия (российские энергоносители и немецкие технологии).

На роль игроков второго плана также претендуют Южная Корея, Куба, Индия, Пакистан, ряд других стран.

Точками влияния и неопределённости в данных раскладах выступают также Турция, Япония, Колумбия, Грузия (маленький и смешной грузинский пожиратель галстуков больше, чем на марионетку не тянет, и в любой момент может быть смещён), теперь и Тунис и Египет, позиции которых неоднозначны и могут в ближайшее время измениться.

Совсем недавно взрывались Чечня и Киргизия. Нестабильны также ДЕВЯТЬ стран Евросоюза, находящихся на грани дефолта, ряд стран Латинской Америки, Африки и Ближнего Востока. Также не забываем про зоны боевых действий и оккупации – Ирак, Афганистан, Пакистан, Конго, Сомали.

Украину тоже нельзя считать зоной стабильности (для обрушения украинской экономики и провоцирования беспорядков достаточно не дать очередной транш МВФ, немного поиграть с ценами на металл и/или ещё раз взвинтить цены на продукты питания и услуги ЖКХ).

Этот обзор был бы неполон, если бы мы не обозначили зоны интересов различных игроков (сразу можно понять и интерес, и ареал его воплощения).

Россия заинтересована в:

а) существовании ряда буферных государств между собой и возможными противниками;

б) беспрепятственном транзите углеводородов в Европу и Китай;

в) установлении контроля над шельфом в районе Северного полюса;

г) создании договорённостей с другими странами, добывающими нефть и газ (Казахстан, Венесуэла, Иран, некоторые африканские страны etc);

д) получении технологий взамен на сырьё.

Ни о какой экспансии, завоеваниях, имперских амбициях и прочих страшилках не может идти и речи – Москва едва контролирует существующие территории. Любая попытка расширения приведёт к дальнейшему ослаблению управляемости, и «кремль» это прекрасно понимает.

США заинтересованы в:

а) ослаблении всех остальных игроков;

б) возобновлении и усилении контроля над Латинской Америкой, как своими ресурсными колониями;

в) контроле над Ближним Востоком и его запасами нефти;

г) обесценивании своего внешнего долга (и, соответственно, «кидке» всех своих кредиторов);

д) сокращении бюджетного дефицита и стимуляции экономики (что может быть достигнуто несколькими различными путями).

Китай заинтересован в:

а) поставках углеводородов из России;

б) американских и европейских рынках (и желательно расплачиваться чем-то более ценным, чем доллар-фантик, – впрочем, они успешно от них избавляются);

в) продолжении активного инвестирования в развитие месторождений по всей Африке;

г) установлении контроля над морскими торговыми путями в Южно-Китайском море и части Индийского океана;

д) реализации своих территориальных претензий к Индии и ряду других стран.

Германия (основной донор ЕС) заинтересована в:

а) поставках углеводородов из России;

б) доступе на европейские рынки;

в) минимизации своего донорства в ЕС.

Британия заинтересована в:

а) ослаблении остальных игроков;

б) дальнейшем получении прибыли с пиратства в районе Сомали, в Южно-Китайском море и ещё в нескольких местах (доказательств их причастности к пиратству – полно);

в) контроле над наркотрафиком через Афганистан, Колумбию и другие страны;

г) сохранении МВФ, МБРР и ФРС США, как своих инструментов влияния на мировые финансы;

д) сохранении контроля над установлением цены на золото («фиксинг Ротшильда»).

Евросоюз в целом заинтересован в преодолении кризисных явлений и стабилизации ситуации. Вопрос о расширении ЕС не стоит, и в ближайшие несколько лет подниматься не будет.

Иран заинтересован в развитии своих промышленности и энергетики, что позволит расширить спецификацию экспортных товаров, а это сделает более сбалансированными поступления в бюджет и снизит зависимость от колебания цен на нефть.

Получив, таким образом, более-менее полное представление о театре боевых действий, мы можем более точно предсказывать возможные варианты развития событий.

Но об этом уже в следующей статье.

Александр Роджерс для Академии безопасности открытого общества, "Хвиля"

Оригинал http://hvylya.org/index.php?option=com_content&view=article&id=9374:---2011&catid=24:2011-02-03-16-10-57&Itemid=40