December 10th, 2013

Йода

Инфантилизм евромайдана

Сегодня мы хотим поговорить об ответственности. Это то, чего так не хватает все 22 года независимости Украины.
Коммунисты СССР были гиперответственны. Они были, по мнению населения, в ответе за всё происходящее в стране (и даже за её пределами), начиная от наличия туалетной бумаги в магазинах и заканчивая стихийными бедствиями. И во всех бедах винили именно их. В чём-то это было справедливо (хотя далеко и не во всём – кто-то ведь написал четыре миллиона доносов).
Либеральные демократы, пришедшие к власти в 1991 году, не несли ответственность ни за что. Вся их риторика (да и сама идеология) не подразумевает ответственности, перекладывая её на внешние обстоятельства – конъюнктуру рынка, природные условия, «папередников» (да, традиция валить всё на предыдущую власть была уже тогда) или же необъяснимую «руку рынка».
Либералы вообще ни за что не отвечают, кроме мистической «инвестиционной привлекательности», которую они повышали-повышали все эти годы, но так и не повысили. А безответственность порождает халатность, дилетантизм и инфантилизм.
Развитие этих явлений и привело к очередному майдану. Вернее, бардак и неудачи майдана являются следствиями либерализма и инфантильности значительной части его участников.
Начать с того, что сама идея евромайдана является глубоко инфантильной (детской и безответственной). Идея евроинтеграции подразумевает, что мы сами не способны навести порядка у себя дома, и поэтому сдаёмся на милость западным «взрослым», которые должны за это навести его за нас. Предельное проявление безответственности.
Андрей Ваджра описал это так: «Евроинтеграция это иллюзия, самообман и тупик для всех нас. Нам нужна не Европа, а свой собственный путь к свой собственной цивилизованности, культурности и благосостоянию, к своим собственным формам справедливого и оптимального социального сосуществования, к своим собственным политическим и экономическим формам организации, ничем не уступающим европейским аналогам.
 Лишь незрелый, маленький ребёнок кого-то копирует и кому-то подражает. Взрослый, сформировавшийся, сильный человек сам становится образцом для подражания. Но это тяжёлая работа над собой, которой чужд любой «Майдан», которой чуждо любое инфантильное желание бежать от самого себя, к тому, что, как тебе кажется, лучше тебя».

И эти инфантилизм, нерешительность и безответственность во всех проявлениях евромайдана. Нет единого центра принятия решений, нет ответственных за направления, никто ни за что не отвечает.
Часть митингующих открещивается от "провокаторов" и "титушек", будто на Майдане таких нет и быть не может даже чисто теоретически, всех их за деньги по всей стране ищет и свозит злочинна влада.
Другие открещиваются от самой идеи евроинтеграции, говорят «мы не за Европу, мы против Януковича», но флаги ЕС всё же на митинге в большом объеме представлены.
Третьи открещиваются от оппозиции, пока другие смотрят в рот то Кличко, то Тягнибоку, то Яценюку. Многие говорят «мы против оппозиции», но со сцены трёхголовые выступают, и озвучивают позиции, которые якобы разделяют все.
Но никто ни за кого не отвечает. «Вот то – это не мы, то тоже не мы, вон те – тоже не мы, у нас другие взгляды и идеалы».
Так наведите внутри у себя порядок! Намните бока провокаторам и выгоните их с позором! Выгоните тех, кто ломает памятники, бьет витрины магазинов, рубит деревья в Мариинском парке!
Но нет. Только и слышно «это не мы». А «Беркут» после атаки на Банковой не будет спрашивать у каждого пойманного, ассоциирует ли он себя с теми, кто «не мы», или он всё-таки «мы». А потом стон на всю Украину поднимается о том, как избили «детей».
Евромайдан глубоко инфантилен, в нем нет общих целей у людей, нет желания брать ответственность. Сочувствующие то и дело пишут о том, что должен появиться лидер, который возьмет бремя ответственности на себя, а до той поры оно не будет ни на ком. Прямо хрестоматийный случай, описанный Эрихом Фроммом в «Бегстве от свободы».
Фромм разложил, как и почему к власти пришел Гитлер. Основные причины – стремление переложить ответственность на других и моральный садо-мазохизм.
Некоторым людям, с которыми мы разговаривали относительно евроинтеграции, мы приводили цитаты из миро-системного анализа Иммануила Валерстайна и примеры колонизации, напоминали что происходило с населением колоний, на что многие казалось бы состоявшиеся и самостоятельные люди (киевляне, высшее образование, хорошие должности, высокие зарплаты, многолетние шенгены etc) говорили «Пусть лучше нас колонизируют. Пусть европейцы нас ЗАСТАВЛЯЮТ жить по-другому, пусть бьют нас по рукам, пусть наказывают, иначе сами мы никогда не изменимся». Это самое страшное.
Это и есть скрытый мазохизм, стремление жить под чьим-то диктатом, внешним управлением, которое маскируется формальными декларациями о стремлении к свободе. Переложить ответственность на других и подчиняться, даже если диктатура ухудшит их жизнь. Но зато они не будут за это ответственны. Оруэлл торжествует!
Мыслепреступления тоже в наличии. Когда мы говорим, что хотим самостоятельного пути для Украины, нам тут же говорят «Нет, это невозможно, вы хотите запихнуть нас под власть Москвы». Они САМИ СЕБЕ запрещают думать о том, что Третий Путь возможен. И точно также пытаются запретить думать нестандартно всем остальным, испытывая к «Иным» неприкрытую ненависть.
Слова про «нет лидеров» из той же оперы. Мы знаем несколько десятков кристально честных людей, скромных, надёжных, патриотичных, грамотных. Но когда предлагаем кого-то из этих людей в качестве лидеров, то они обязательно не подходят «жаждущим лидеров». Потому что это лидеры позитивных групп, по типу «делай как я», а им нужны те, кто будет угнетать и командовать.
Инфантилизм, бегство от свободы, безответственность и мазохизм – всё это звенья одной цепи. И никогда не добьются реальных перемен те, кто жаждет, чтобы все проблемы за них решил кто-то другой.
Либеральная интеллигенция очень любит морализаторствовать с умным видом, но совершенно не способна к активным действиям или, тем более, к тому, чтобы помахать ради своих убеждений кулаками (не говоря уже о более радикальных методах). Поэтому не удивительно, что контроль над улицей установили не особо умные, зато весьма агрессивные ультраправые, скандирующие «Смерть ворогам».
Во всём вышеперечисленном нет ничего особо сложного или загадочного. Всё это является обычной социальной психологией (весьма развитой в других странах) – тем, чем совершенно не владеют лидеры оппозиции.
Вот увидите, после провала майдана все лидеры оппозиции будут всячески перекладывать ответственность на других. Никто не скажет «я виноват, был нерешителен или не знал, что делать». Народ будет «не тот», европейская общественность недостаточно поддержала, кругом провокаторы, «Беркут» не перешёл на сторону оппозиции, погода неподходящая и так далее. Кличко будет валить на Тягнибока, Тягнибок на Яценюка, Яценюк на Луценко, Луценко на Катеринчука и так далее.
Всеобщая безответственность – поэтому они и обречены на поражение.
В принципе, в евромайдане участвовало и достаточно много хороших и искренних людей, но преимущественно всё-таки инфантильных. Им просто нужно ПОВЗРОСЛЕТЬ.

Большевики, которых нынче модно не любить, кстати, брали ответственность на себя. Ленин сказал «Есть такая партия!», и семьдесят лет за всё происходящее отвечала КПСС. И уже только за это они достойны уважения.
Может именно поэтому их некоторые так не любят? Это зависть зависимых лузеров, боящихся реальных поступков, к самостоятельным и успешным?
Короче, перемены в Украине начнутся только тогда, когда в единую организацию объединятся люди, способные сказать «Я беру на себя ответственность. Я могу».


(с)Александр и Ксения Роджерс, вместе

UP

Прививка реализма

Почему-то многие думают, что стоит нам убрать Януковича, и жизнь в стране мгновенно наладится. По крайней мере, именно так уверяют нас оппозиционные политики и «самые частные» СМИ.
Но останутся Ахметов, Коломойский, Фирташ, Курченко, Левочкин, Клюев, Балога и прочие олигархи. В руках олигархов останется львиная доля экономики страны, большинство СМИ, и они по-прежнему будут активно влиять на политику.
Останутся сотни продажных судей и тысячи коррумпированных чиновников.
Останутся тысячи депутатов всех уровней, привыкших отхватывать землю, скупать муниципальную собственность за гроши, строить себе хоромы в заповедниках и прибрежной зоне.
Останутся сотни грантоедских НГО, действующих в интересах третьих стран. И тысячи агентов влияния, которые живут с этих грантов.
Останутся тоталитарные секты, запрещённые в других странах, но свободно действующие на территории Украины.
Останутся сотни мажоров, привыкших ездить без ограничений и правил, и что сбитые пешеходы остаются неотмщёнными.
Останутся гаишники-взяточники и менты-садисты.
Останутся бюрократия, разрешительная система, проволочки и отписки.
Останутся нищета и безработица. Останется отсталость промышленности и убитое образование. Останется самая энергоёмкая (энергозатратная) экономика Европы. Останутся эрозия почв и экологические катастрофы.
Останется дефицит квалифицированных кадров и огромное количество различных суеверий и предубеждений в головах наших граждан.

И вы думаете, что это можно было изменить подписанием одной бумажки? Вы думаете, что это можно изменить, сменив одного персонажа во власти? Вы думаете, что хоть кто-то за пределами Украины готов нам бескорыстно помогать? Вы думаете, что можно помайданить, и все проблемы исчезнут, как дым? Вы думаете, что покричать кричалки, разбить памятник или перегородить улицу достаточно? Что этого достаточно? Что это что-то меняет?
ВЫ СЕРЬЁЗНО ТАК ДУМАЕТЕ?
По-моему, пора запретить лезть в политику тем, кто в ней ничего не понимает. Стоматолог лечит зубы, архитектор проектирует дома, механик чинит машины. Но в политику лезут все – бухгалтера, урологи, гинекологи, филологи, геологи и слесари. Может хватит?
Пора браться за голову. Каждый должен заниматься тем, что у него лучше всего получается (кроме криминальных «талантов»). И делать всё нужно по уму, последовательно и постепенно, а не витать в облаках, нацепив розовые очки.
Изменение украинского общества – это многолетний, тяжкий, монотонный труд, а не «сим-салябим, ахалай-махалай». Есть у революции начало, нет у революции конца.

После смены власти (а я надеюсь, что она чуть позже всё-таки произойдёт) чуда не будет. Будет тяжело. Скорее всего, хуже, чем было в 1992-94 годах (по очевидным причинам).
Придётся тяжело работать и экономить на всём, чтобы закупать станки и технологии. Многим придётся переквалифицироваться со всяких менеджеров по продажам и офисного планктона на что-то более полезное, осваивать производственные профессии. Некоторые пойдут в тюрьмы шить тапочки, с конфискацией имущества, вплоть до ближайших родственников (а нефиг ворованное имущество на мам и жён записывать!).
Как писал Макс Вебер, «роскошь – это главный враг капиталиста». Как говорит Ларуш, «затраты на роскошь – это недостача средств на развитие». Мы слишком долго позволяли «элитам» жить не по средствам, и молчаливо разрешали им разворовывать нажитое совместным трудов наших отцов и дедов. Пришло время платить по счетам, затягивать пояса и закатывать рукава. «Мораль в том, Масяня, что пиво к нам само не придёт».