February 20th, 2018

Rogers Red

Немного теории о ранжировании источников информации по достоверности

Принципы оценки и анализа информации

Полученные разнообразными путями данные станут полезными лишь после того, как все они подвергнутся необходимому анализу и предельно точному истолкованию. Подоплека многих деловых неудач заключается не в игнорировании информации, а в ее ошибочном анализе.

Сведения, как правило, оцениваются по достоверности, значимости, согласованности, полноте, возможности использования.

А. Достоверность и надежность материалов.

Любая поступающая извне информация характеризуется определенной степенью достоверности, в частности, зависящей от степени надежности источника и того, откуда он ее получил.

Чтобы высветить такие показатели, каждый регистрируемый факт полезно дополнять специальной буквенно-цифровой отметкой, причем буквами обозначают уровень надежности источника, а цифрами – откуда тот взял сведения.

Уровень надежности источника принято кодировать так:

А – абсолютно надежный и компетентный;

Б – обычно надежный;

В – не слишком надежный;

Г – ненадежный;

Д – неопределенный.

То, как этот источник получил представляемые данные, отмечают следующим образом:

1 – сам видел;

2 – слышал от того, кому можно верить;

3 – слухи.

Никогда не стоит забывать, что не вызывающий сомнений источник (А) иной раз способен передать явную дезинформацию, а совершенно ненадежный тип (Г) – сообщить ценнейшие данные. Памятуя об этом, двухзначковый индекс иногда дополняется римской цифрой, указующей на предполагаемую достоверность факта:

I – подтверждается другими фактами;

II – вероятно, правдив (III к I);

III – возможно, правдив (I к I);

IV – сомнителен (III против I);

V – неправдоподобен;

VI – неопределяем.

Маркировка III-Б2, к примеру, означает, что фактура предоставлена довольно надежным информатором (Б) со слов знающего человека (2) и, возможно, – «50 на 50» – правдива (III).

При наличии каких-либо сомнений в достоверности дошедших до вас данных их полезно отложить про запас в ожидании других подтверждающих или опровергающих фактов.

Б. Искажение информации и дезинформация.

Следует учитывать, что поступающая к вам фактура может быть:

– подсунута источнику как дезинформация;

– искажена им преднамеренно;

– изменена – произвольно или непроизвольно – в ходе ее передачи.

Устные сообщения, циркулирующие по горизонтальным и неформальным каналам, менее подвержены искажениям, а вот информация, поставляемая наверх, чаще приукрашивается (ввиду явного желания угодить, получить вознаграждение, избежать наказания…), чем наоборот.

При намеренной дезинформации применяют как заведомую ложь, так и утонченную полуправду, исподволь подталкивающую воспринимающих к ложным суждениям.

Наиболее распространенными приемами здесь являются:

– прямое сокрытие фактов;

– тенденциозный подбор данных;

– нарушение логических и временных связей между событиями;

– подача правды в таком контексте (с добавлением ложного факта или намека…), чтобы она воспринималась как ложь;

– изложение важнейших данных на ярком фоне отвлекающих внимание сведений;

– смешивание разнородных мнений и фактов;

– сообщение информации такими словами, которые можно истолковывать по-разному;

– неупоминание ключевых деталей факта.

Искажения, возникающие в процессе ретрансляции исходных данных, чаще всего происходят из-за:

– передачи только части сообщения;

– пересказа услышанного своими словами («испорченный телефон»);

– пропуска фактуры через призму субъективно-личностных отношений.

Для успешной борьбы с вероятной дезинформацией следует:

– различать факты и мнения;

– понимать, способен ли информатор по своему положению иметь доступ к сообщаемым фактам;

– учитывать субъективные (самомнение, фантазийность…) характеристики источника и его предполагаемое отношение к выдаваемому сообщению;

– применять дублирующие каналы информации;

– исключать все лишние промежуточные звенья;

– помнить, что особенно легко воспринимается та дезинформация, которую вы предполагаете или желаете услышать.

В. Техника интерпретации данных.

Польза от наличествующих материалов резко возрастает, если прояснено их значение; истина обычно раскрывается не в исходных данных, а в их точном истолковании, ибо конкретный факт можно уяснить лишь в сочетании с другими фактами.

Переработка информации после предварительного собирания фактуры и конкретной постановки проблемы подразумевает:

систематизацию фактов, которые сортируют по степени их отношения к тому или иному вопросу;

выявление, основываясь на интуиции, ключевых моментов;

построение предположений, объясняющих основные факты;

получение, при необходимости, дополнительных данных;

оформление выводов и их проверка на соответствие другим фактам.

На отдельные вопросы часто удается получить прямой и вполне определенный ответ, а в отношении других вынужденно ограничиваются одними предположениями.

Надо интуитивно понимать, каковые из моментов являются важнейшими, а не концентрировать внимание сразу на многих, что способно заблокировать работу человеческого мозга.

Иной раз полезно прокрутить полученную информацию среди лиц, имеющих к ней некоторое отношение, полагая, что они помогут выявить какие-либо связи с другой побочной информацией.

Высказав определенное предположение, его тщательно проверяют на стыкуемость со всеми данными, и когда здесь обнаружится значительная неувязка, а факты явно правдивы – потребуется изменить суждение.

Ложная интерпретация фактуры вероятна, если:

– представлены не все материалы;

– некоторые из имеющихся под рукой фактов сомнительны;

– все внимание сосредоточивается лишь на тех сообщениях, которые подтверждают ожидания и предположения аналитика.

Чтобы выявить возможные пути развития исходной ситуации, надо очень четко представлять:

– ключевых персон противника;

– к чему он, в сущности, стремится (как по максимуму, так и по минимуму);

– есть ли некая система в его действиях;

– чего в них больше: логики, эмоций, традиций или случайностей;

– существует ли такой союзник, с которым противник не порвет;

– явные границы допустимости в его действиях;

– уязвимые места противника;

– как он оценивает ситуацию;

– вероятные реакции на действия с каждой стороны.

В некоторых случаях перспективно идти не от фактов к построению гипотезы, а от выдвигаемой гипотезы к имеющимся фактам. Так, отлично зная ключевое лицо противника, мысленно поставьте себя на его место и прикиньте, что за «хитрую» игру он мог бы вести. Исходя из этого, выведите ряд предположений о его намерениях и определите действия, которые могут последовать при каждом из них. Сопоставив мысленные ситуации и реалии, выберите гипотезу, наиболее соответствующую большинству имеющихся фактов.

Rogers Red

Корни фейков про "ЧВК Вагнера"

Вот оно, откуда ноги растут!
На дату посмотрите... 1 апреля 2016...
Ну и "Фонтанка" с РБК, как без них
Отдельно поржал с "по виду – чекист в звании не ниже генерал-майора". Они как-то по-особому выглядят?

P.S. Считаю, что проведена блестящая операция СМЕРШ - спалилась ВСЯ вражеская агентурная сеть. Поголовно.
Заодно и перепись идиотов провели...
Rogers Red

Практический пример, как применять методологию

Вчера я выложил в своём ЖЖ отрывок из старой, но не потерявшей актуальности книги по основам разведывательно-аналитической работы, посвященный оценке достоверности источников.
Когда я опубликовал эту методику работы с источниками, меня попросили проиллюстрировать, как она работает на примерах. Хорошо.
Возьмём, к примеру, информацию блогера Несмияна о "сотнях погибших ЧВК Вагнера в Сирии".
Определяем уровень надёжности источника - Г (ненадёжный). Потому что часто распространяет фейки, использует в своей "аналитике" ссылки на микроблоги террористов, которые любят хвастаться несуществующими победами и вообще носят не информативный, а пропагандистский характер.
Определяем, как он получил информацию - 3 (слухи). Обращаю внимание, что информацию "из третьих рук" (мне сказал А, что слышал, как Б говорил) не принимает ни один уголовный суд в мире (кроме украинских).
Это позволяет нам присвоить информации от Несмияна литеру V - неправдоподобна.
Получаем Г3(Г2 с натяжкой)-V.
Дальше начинаем интерпретировать полученную информацию.
Является ли Анатолий Несмиян ангажированным источником? Да, безусловно. Он участник белоленточных движений 2012 года, сторонник свержения нынешнего правительства России любой ценой (в том числе и через распространение дискредитирующей власть дезинформации), член откровенно антиправительственной организации "К-25" и так далее.
Может ли он намеренно искажать факты? Безусловно.
Учитываем субъективные характеристики источника: завышенное (болезненное) самомнение, склонность к домысливанию, чрезмерный пессимизм.
Понимаем, что ведутся на его дезинформацию те, кто уже готов и хочет услышать о том, что Россия в Сирии облажалась (например, украинские "патриоты" или российские оппозиционеры).

Возьмём для сравнения другой источник информации о тех же событиях - брифинг представителя Пентагона.

Уровень надёжности - обычно В (не слишком надёжный, помним пробирки со стиральным порошком), но в этот раз польстим им и поставим Б (обычно надёжный).
Определяем, как получена информация источника - 2 (слышал от того, кому можно верить).
Присваиваем степень правдоподобности III (возможно правдив). И получаем Б2-III. Уже лучше.
Является ли Пентагон ангажированным источником информации? Безусловно. Он заинтересован утверждать собственную непобедимость и невозможность сопротивления (в строгом соответствии с доктриной "Шок и трепет").
Может ли он намеренно искажать факты? Безусловно.
Но поскольку это официальный представитель, то врать он должен правдоподобно и аккуратно, чтобы не дискредитировать себя.

Теперь сличаем ключевые факты из обоих источников:

- наличие русских в зоне боевых действий (А - да, Б - неизвестно);
- общее количество военных в группировке (А - свыше 900, Б - около 300);
- потери (А - около шестисот убитых, Б - от 25 до 40 убитых, до сотни раненых).

Как видим, существенные несовпадения по всем ключевым позициям. Более того, противоречия содержатся также и в показаниях приводимых анонимных источников (достоверность которых околонулевая) - одни говорят "куча техники, танки и БРДМ", другие "с одними автоматами".

А если ещё и откопать, откуда растут ноги у всех рассказов о "больших потерях ЧВК Вагнера в Сирии" (из украинских СМИ, причём от 2016 года)
то становится очевидным, что перед нами классическая дезинформация.

Как в классическом рассказе Зощенко "Летаргический сон", где хоронили сотрудника Контрольно-ревизионного управления. Его уже закапывать, а он вылезает из ямы и как давай орать "Не прощай, а здравствуй! Я давно не сплю и все слышу! И все давно подсчитал. Тут венков всего на двадцать два рубля тринадцать копеек! И музыкантов не восемь, а четыре!"

Не русские, а сирийцы (даже не правительственные войска, а племенное ополчение). Не 600 погибших, а 40. Не "ЧВК Вагнера", а интернациональный отряд "ISIS Hunters" (в котором действительно было несколько русских, а также представители других народов).

Но если говорить правду, то "путинслил" никак не получается. А "К-25" мечтает о госперевороте. Так сильно, что уже изовралось в хлам.

P.S. Впрочем, выводы делайте сами. Методологию работы с информацией я вам дал.

Опубликовано https://news-front.info/2018/02/20/putinslil-nikak-ne-poluchaetsya-aleksandr-rodzhers/