January 10th, 2019

Rogers Red

Негативный опыт социальных преобразований

Когда Микеланджело Буонарроти спрашивали, «Как вы создаёте свои скульптуры?», он отвечал «Я беру камень, и отсекаю всё лишнее».
В данном случае, перед тем, как описывать те формы общественного устройства, которые я считаю правильными и передовыми, нужно чётко определить, что таковыми точно не является.

Опыт Венесуэлы

В последние годы среди либеральной/рыночной пропаганды принято приводить плачевное состояние современной Венесуэлы в качестве примера «того, к чему приводит социализм».
Но фишка в том, что в Венесуэле нет социализма (там даже госкапитализма нет). Без обид, но и Чавес, и тем более Мадуро – это левые популисты.

Чавеса хватило только на то, чтобы национализировать нефтяную отрасль. Мадуро пока вообще не сделал ничего настолько же радикального.

Но одной нефтяной отрасли мало. Они не национализировали землю, не отобрали её у латифундистов. Они не национализировали промышленность, она остаётся в руках у крупного капитала (в значительной части иностранного, и даже американского). Они не национализировали крупные торговые сети, что позволяет капиталистам создавать искусственный дефицит товаров и рукотворные кризисы, чтобы «шатать режим».

Если вы не владеете и не контролируете основные отрасли экономики, то вы и не можете отвечать за её эффективность и успешность.
Совершенно аналогично в своё время Альенде в Чили тоже не национализировал стратегические отрасли экономики, в результате чего проамериканские элиты также несколько раз устраивали искусственные кризисы, чтобы на их волне в конце концов привести к власти диктатора Пиночета.

Самое смешное, что как раз в венесуэльской нефтянке всё относительно нормально. А штормит конкретно те сектора экономики, которые остались частными/рыночными.

Собственно, и в России значительная часть проблем в экономике вызвана низким качеством менеджмента в частном секторе экономики, а львиная доля «профессиональных шатателей» – это наёмники олигархов, вступивших в конфликт интересов с государством.
Компрадорские элиты такие компрадорские (но, к счастью, в России есть и патриотические элиты).

Это лишний раз доказывает нам, что
а) нельзя быть «наполовину беременным»;
б) нельзя управлять экономикой, если ты не контролируешь её значительную часть (стратегически отрасли целиком и полностью);
в) любая элита будет патриотической только в том случае, если её личное благосостояние напрямую зависит от благополучия государства.

Французский опыт

Сразу скажу, что в выражении «французские социалисты» слово «социалисты» можно писать исключительно в кавычках. И/или добавлять «так называемые».
Потому что, например, какой к чёрту Олланд социалист, если он осуществлял абсолютно империалистическую политику, поддерживая вторжение экспедиционных корпусов в ЦАР, Мали и другие африканские страны, чтобы потом грабить их в качестве французских колоний? Правильно, никакой.

Вообще, нужно всегда помнить, что не всегда слово/название тождественно сути. Если девушку зовут Вирджиния, это вовсе не означает, что она обязательно девственница. А если кто-то называет себя коммунистом и даже использует марксистскую риторику, это вовсе не значит, что он на самом деле таковым является.

Во Франции нет социализма, потому что нет госсобственности на стратегические производства. Крупный капитал владеет большей частью промышленности, а высокие налоги (прогрессивная шкала налогообложения, которую у нас тоже некоторые предлагают) приводят только к тому, что владельцы или перерегистрируют бизнес в соседней Бельгии, или вовсе переносят производство в другие страны.

Wellfare немецкого и французского образца – это не социализм, а подачки капитализма. Которые к тому же сплошь и рядом достаются не тем, кто трудится, а различным паразитирующим прослойкам. То есть это не социальная справедливость, а имитация гуманизма. А всякая имитация лишена внутреннего смысла, и оттого вырождается.
Даже подачка в сто евро, которую Макрон кинул протестующим, ничего не решит. Потому что эта подачка будет съедена ростом налогов, цен и тарифов.

Аналогично и с попытками ввести во Франции сокращённый рабочий день. В условиях, когда большинство предприятий находится в частной собственности, принятие подобных законов приводит только к снижению зарплат, переведению людей на частичную занятость или даже к сокращению числа рабочих мест.

Выводы примерно такие же, как и в случае Венесуэлы:
а) когда государство не владеет стратегическими отраслями, оно не может осуществлять полноценную экономическую политику;
б) для влияния на экономику у государства должны быть свои, государственные корпорации, которые будут контролировать значительную долю как производства, так и внутреннего рынка;
в) левые партии должны быть такими не по названию (как во Франции), а по сути.

Государство, в моём понимании, должно быть не просто «регулятором», а мощным игроком в экономике, владеющим и/или управляющим значительной частью производств. Потому что иначе все его попытки на что-то повлиять приводят только к тому, что частные корпорации или уходят под иностранную юрисдикцию, или противодействуют изменениям другими способами. Вплоть до объединения с внешними игроками с целью смены власти в стране.

Опубликовано https://news-front.info/2019/01/10/aleksandr-rodzhers-otsech-vsyo-lishnee/

Rogers Red

Курилы и клоуны


Гиркин обещал - вот у него и спрашивайте

Уж сколько раз твердили миру… нет, не то.
Как говорит наш любимый шеф, «Лёлик, если человек идиот, то это надолго». Да, так лучше.

Несколько месяцев длится эпопея с «защитой» Курил.

Нужно понимать, что переговоры о заключении мира с Японией сначала несколько десятилетий вёл Советский Союз, а теперь этим же уже больше двадцати пяти лет занимается Российская Федерация. Уже успело три поколения смениться, а вопрос до сих пор не урегулирован. То есть этот процесс практически вечный.

Нужно также понимать, что «отсутствие мира» не равно «война». То есть все эти десятилетия никто не стрелял, не бомбил, не устраивал морских десантов. Максимум, что было – это поймали пару японских рыболовецких шхун в наших территориальных водах на браконьерстве. И то, ещё в советское время.

Нужно также понимать, что «отсутствие мира» никак не мешало и не мешает двусторонним отношениям. Торговля идёт, инвестиции инвестируются, туристы ездят и так далее.

Нужно также понимать, что любой «вечный» мир продолжается ровно до начала новой войны (вот так просто, банально и цинично).
Вся эта возня с «законные права на территорию», «не урегулированный территориальный конфликт», «урегулированный территориальный конфликт» имела значение где-то в феодальном средневековье. В мире постмодерна, в котором мы живём, эти правила давно по факту не работают. Имеет значение только желания и возможности обеих сторон. Может и хочет напасть – нападёт. Не может отбиться – падёт. Вся история последних 25 лет этому живое подтверждение.

Исходя из всего вышеперечисленного, российскому руководству этот самый мирный договор по большому счёту и не нужен. Теоретически можно вести переговоры ещё семьдесят лет – ничего страшного от этого не случится. Формальности не играют почти никакой роли в realpolitik.

И на самом деле вся кажущаяся активизация переговорного процесса в последнее время с российской стороны преследовала ровно две цели:
а) попытаться выманить у Японии инвестиции в развитие островов (что было реализовано весьма успешно);
б) потроллить японцев островами «возможно отдадим (с упором на «возможно»), если вы избавитесь от американских военных баз».

Поскольку Япония de facto является побеждённой державой и колонией США, то последнее условие является попросту невыполнимым. Для некоторых особенно, кхм, упорствующих могу повторить по буквам. Но смысл троллинга был как раз в том, чтобы в Токио лишний раз почувствовали досаду от американского военного присутствия.

Больше полугода российский МИД изысканно измывался над японской дипломатией. Путин тоже неприкрыто троллил их на различных встречах и форумах, выступая с неприемлемыми для потомков самураев предложениями.

И все эти несколько месяцев продолжался вой и стон среди российских караул-патриотов. Один сдавший Славянск и Краматорск горе-командующий даже выходил с плакатом «Сдача Славянска – это предательство». Ой, нет, там вроде что-то про Курилы было. А почему не про Славянск?

Я очень люблю народные пословицы и поговорки. Вот про этого деятеля подходит «Аника-воин сидит да воет».

И все эти несколько месяцев мы говорили и самому беглокомандующему Гиркину, и его немногочисленной (но шумной) группе поддержки, что никто не собирается отдавать никаких Курил. Что там построены новые военные казармы (под самый год состоялось торжественное заселение туда военных), что там развёрнуты два новеньких дивизиона ПВО, что там рядом восстановлен военный аэродром, что на островах за два года построена куча гражданской инфраструктуры (дороги, школа, больница, детский сад, дом культуры, пожарная часть и так далее).

Бесполезно – собака Путинслиля продолжала ныть на болотах.

Но вчера произошло одно простое и предсказуемое, как зима в декабре, событие. Посол Японии в России Тоёсиха Кодзуки был приглашён в МИД РФ. Где Заместитель Министра иностранных дел Российской Федерации И. В. Моргулов заявил ему, что высказывания японского руководства по поводу необходимости «добиться понимания» жителей южных Курил по вопросу о «переходе территориальной принадлежности островов к Японии», а также об «отказе от требования выплаты Россией компенсаций» в пользу Японии и бывших японских жителей за «послевоенную оккупацию островов»
а) являются недопустимыми;
б) грубо искажают суть договорённостей об ускорении переговорного процесса, достигнутых Путиным и Абэ;
в) дезориентируют общественность обеих стран (даря японцам ложные надежды).

Было акцентировано, что решение проблемы мирного договора должно основываться на безусловном признании Токио итогов Второй мировой войны в полном объеме, включая СУВЕРЕНИТЕТ Российской Федерации над южными Курильскими островами.

Конечно, существа с числом мозговых извилин меньше двух сразу возопили, что «там прямо не сказано, что острова не отдадут». Но это просто из-за природного скудоумия, тут ничего не поделаешь. А все остальные прекрасно понимают, что «признание суверенитета России над островами» означает, что никто ничего никому отдавать не собирается. Точка.

Так что премьер-министр Абэ, который на могиле предков обещал в этом году решить проблему, может начинать точить кусунгобу, потому что тупым ножом делать сэппуку неудобно и очень больно. Другого способа смыть позор не существует.

Кто знает, может Светлейшему просто не нравился Абэ? С другой стороны, японские премьеры так быстро меняются…
Преимущество бессмертного Бога-Императора в том, что ему не нужно торопиться. Если он не может договориться с одним премьер-министром Японии или президентом США, ему достаточно подождать 4-8 лет, пока тот сменится на следующего. И договариваться уже с новым. Шутка.

Но знаете, что самое смешное в этой ситуации? Что даже после того, как все уже поняли, что острова останутся российскими – это поняли японцы, русские, существа с числом мозговых извилин больше двух и даже часть украинцев – пан Гиркин всё равно собирается героически устраивать митинг против несуществующей передачи Курил Японии. Причём где-то 19-20 января.
Ну невозможно помешать человеку позориться.

«Ты не гибнешь, но я тебя всё равно спасу!». Как по мне, то это уже где-то из творчества Сервантеса или Рабле.
Сначала мог стать героем, потом был смешон, а теперь откровенно жалок…


P.S. А потом будет как в том анекдоте про крокодильчиков.

Опубликовано https://jpgazeta.ru/aleksandr-rodzhers-kurilyi-ostanutsya-russkimi/