August 6th, 2019

Rogers Red

Сказка ложь, да в ней намёк...

Прислали мне тут ссылку на отрывок из романа Евгения Красницкого «Отрок»...

– Есть три способа управления людьми и делами: рефлексивный, следящий и программный.
– А по-людски говорить не можешь?
– Сейчас объясню. Если ты у дядьки Лавра в кузнице случайно к раскаленной железяке притронешься, ты же не думаешь: "Ой, горячо, надо руку убрать"? Рука, как бы, сама отдергивается. Вот это и называется "рефлекс". А рефлексивный способ управления, это когда думать некогда, что-то делать надо. Ну, к примеру, пожар. Все всё бросают, даже самые важные дела, и бегут тушить. И, при этом, уже ничего не берегут: пьют воду, кидают землю, бывает, соседние дома разваливают, чтобы огонь не перекинулся. Сплошной убыток, а всего-то и надо было: за печкой присматривать, чтобы уголек не выскочил.
Но это - срочное дело: выпал уголек, начался пожар. Бывает же, что беда долго подкрадывается, как бы, накапливается постепенно. Например, видит хозяин, что крыша не в порядке, но погода стоит сухая, жаркая, вот он все и откладывает на потом. Пошел дождь, потекло в жилье, и начинается: лужи подтирать, ведра подставлять. А если дожди не на один день зарядили? Приходится на мокрую крышу лезть, а она скользкая. Упал, ногу сломал. А всего-то и надо было, что в вёдро крушу поправить.
Или еще пример…
– Да понял я, понял. Тын обветшал, в селе тесно, ратников мало. Накопились беды. Сколько лет дурака валяли, а теперь спохватились. Так бы и сказал: "пожарный способ", а то придумал… Даже и не выговоришь, – дед изображал сердитое ворчание, но было заметно, что тема его заинтересовала.
– Не я придумал, поумней меня люди книги писали, – Быстренько «отмазался» Мишка.
– Ладно, дальше давай.
– Так вот: пожарный, как ты говоришь, способ, это когда заранее не подумали или не сделали то, что требовалось, и спохватываются, когда событие уже произошло. Эт этого обязательно случаются три беды. Первая - десинхронизация. Это когда решения и дела запаздывают.
Вторая беда - дисфункция. Это когда важные дела не делаются или людям не своим делом заниматься приходится. Вот, ты же не поп, а приходится дела веры исправлять: следить, чтобы к причастию ходили, холопов крестили. Отцу Михаилу уже одному не совладать, а ведь нас сюда прислали христианство насаждать. Это - наше главное дело, наша функция.
Третья беда - деструктуризация, проще говоря, развал. Было у нас воинское поселение, а теперь: одни желают по-прежнему служить, другие ремеслом и торговлей заниматься, третьи… да ты и сам об этом говорил. Помнишь?
– Гм… Кхе!
Дед поскреб в бороде, оправил полы кожуха.
– Выходит, наши беды мудрецам давно известны были, и в книгах описаны?
– Да не наши! Это - беды любой общины, города или племени, которыми рефлексивным способом управляют.
– Угу… Понятно. - Дед покивал головой. - И что ж дальше?
– Дальше - плохо. Количество бед нарастает, справиться со всеми уже не получается, потому, что все делается второпях, по пожарному, без раздумий о том, чем это в будущем обернется. Община либо гибнет, либо власть в ней меняется. Но, бывает, что смена власти приводит к междоусобице, и тогда, тоже, гибель.
Закрыть
– Сам-то понял, что сказал? - Дед неожиданно для Мишки напрягся и уставился на внука очень внимательно.
– А что? - Не понял Мишка.
– Рюриковичи в усобицах погрязли, Великий князь Киевский при смерти. Или забыл, что боярин Федор рассказывал?
– Помню, деда. Те правила, о которых я тебе рассказываю, и для всей Руси тоже справедливы.
– Степь только и ждет, что мы ослабнем. - Словно не слыша, продолжал дед. - С запада, тоже, давят.
– Но мы же с этим ничего сделать не можем. - Мишка никак не ожидал подобного поворота разговора. - Пока…
– Пока что?
– Пока у себя порядок не наведем и силы не наберем. Иначе кто нас слушать будет?
– Какие силы, какой порядок? Все как гнилая тряпка расползается! Толку с твоих книжек… Только названия дурацкие придумали, а проку…
– Так я же еще не все рассказал!
– А-а-а!
Дед в сердцах махнул рукой.
"Чего ж он так завелся-то?".
– Деда, ну потерпи еще немного! Ты же самое главное уже сделал!!! Ты власть в Ратном сменил! И без усобицы, только Пимену по уху дал.
– Да что ты понимаешь! - Дед машинально цапнул рукоять меча. - Думаешь, смолчали, так и подчинились? Все только начинается.
– Может и не все, но понимаю! Во всяком случае, понял, что Пимен не от себя говорил, то-то все время оглядывался!
– Вот! - Дед наставительно ткнул в мишкину сторону указательным пальцем. - В сотне раскол, а зачинщики таятся, Пиньку вперед выставляют. А ты мне тут всякую книжную заумь рассказываешь.
"Блин, как же разговор в нужную сторону повернуть? Может, попробовать удивить деда?".
– Так и я о том же! Был рефлексивный метод управления, а ты теперь другой применишь, уже начал.
– Кхе! Когда ж это я успел? Вроде бы и трезвый был. - Брови деда сначала удивленно приподнялись, потом грозно сдвинулись. - Опять, как с воинской школой, дурня из меня делаешь? Я вот тебе сейчас…
– Деда, Христом Богом прошу: дослушай пожалуйста! - Взмолился Мишка. - Ты же обещал выслушивать! Сам же сказал, что мудрецы наши беды точно описали! Так в тех книгах и способы преодоления бед описаны. Ну послушай же!
– Обещал-то, обещал… - Дед раздраженно поправил воинский пояс, дернув его туда-сюда и задев ножнами мишкину раненую ногу. Испугано глянул на внука и смилостивился: - Ну ладно, только что ж мы посреди улицы, давай-ка, домой поедем.
– А дядька Лавр сюда придет, мы же позвали. - Спохватился Мишка.
– Не мы, а ты. - Поправил дед. - По дороге встретим. Давай уж, вещай дальше… Мудрец, туды тебя.
– Я думал, что и Лавру послушать полезно. Все-таки, старший мужчина в семье, после тебя. Да и говорить лучше в кузне, а не в доме - лишних ушей нет.
– Ага, ему сейчас только разговоры и разговаривать, дел невпроворот. Ладно, поехали.

* * *

В кузнице поговорить не вышло. Лавр уже приставил к работе не то свежеиспеченных холопов, не то вновь обретенных родственников (Мишка еще не научился их различать), и закопченное помещение было наполнено лязгом металла, сипением мехов, и прочими кузнечными шумами. Тут же ковылял, опираясь на один костыль Кузька, раздавая какие-то указания работникам.
Лавр привел отца и племянника в какое-то помещение на втором этаже недостроенного "главного корпуса" усадьбы, послал крутившуюся здесь девчонку на кухню за горячим сбитнем и усадил всех на расстеленные прямо на полу, чьи-то постели.
В суть рефлексивного метода управления Лавр "въехал" с ходу.
– Это, когда я заготовку в горне передержу, а потом начинаю орать: "Давай быстрее, железо пережжем!". Обязательно кто-нибудь что-то уронит или заготовку клещами неловко схватит, или штаны прожжет - не работа, а сущее наказание.
– Вот, вот! - Обрадовался Мишка. - А есть и другие способы управлять. Второй способ - следящий. Начальствующий человек смотрит за тем, что происходит, и, если происходящее идет на пользу, поддерживает, а если во вред, пресекает. Вот, к примеру, как с некрещеными холопами. Наше главное дело - насаждать христианство, значит, если холопов хозяева не крестят, это - во вред.
Беда только в том, что пользу и вред разные люди по-разному понимают. То, что для одних - хорошо, другим поперек горла встать может. Вот, деда мастерские за тын вынести хочет. Казалось бы, дело правильное, но хозяевам-то мастерских это не по нутру.
– Кхе! - Дед зловеще ухмыльнулся. - - Ничего, уберутся, как миленькие, найдем средство!
– Об этом я и толкую. Пресекать! - Быстренько согласился Мишка и поспешил продолжить: - Но при таком способе управления тоже не все гладко идет. Во-первых, из-за того, что есть недовольные, важные дела могут делаться медленно и плохо, потому, что без желания, из-под палки. Как, например с ремонтом тына. То есть, опять дисфункция - неисполнение важных дел. Во-вторых, есть опасность деструктуризации - развала. Если тех, кто "за" и тех, кто "против", примерно поровну. Или же не поровну, но одна из сторон, хоть и малочисленна, но сильна. До крови, может, и не дойдет, но дело делаться не будет.
Ты, деда, именно по этому пути и пошел, и с первого шага пришлось силу применять. Пока дело только оплеухой Пимену ограничилось, но ты верно сказал: "Смолчали, не значит, что покорились". А можно, ведь, сделать так, что те, кто ремеслом и торговлей предпочитают заниматься, твоими союзниками станут, помогать тебе будут и в делах, и в том, чтобы недовольных поприжать.
– Кхе! Это как же?
Дедов скепсис начал постепенно развеиваться, похоже, разговор начал его понемногу заинтересовывать.
– Есть третий способ управления - программный. Программа, это… Как бы объяснить… Вот задумал ты какое-то большое, важное дело, такое, что не на один год. Результат этого дела - цель, которую надо достичь. Заранее обдумываешь: что надо сделать, сколько это времени займет, что может помешать, кто будет тебе помощник, а кто противник. Рассчитываешь: сколько чего понадобится: людей, времени, средств. Прикидываешь: когда что делать и когда одно дело заканчивается, а другому пора начинаться. Вспоминаешь людей: кто что умеет, кому доброго слова достаточно, а кого подкупить или припугнуть надо.
Самое же главное - людской интерес. Если другие люди в достижении твоей цели свой интерес увидят, то помогать будут не за страх, а за совесть. Если таких людей будет большинство, то противники твоего дела и пикнуть не посмеют, а если посмеют, то твои сторонники их враз придавят.
Вот если все это вместе сложить, то и получается программа действий на какой-то большой срок, и все: твои дела и мысли, дела и мысли твоих союзников - должны быть выполнению этой программы подчинены. А тех, кто сопротивляться задумает, придется принуждать силой.
– Кхе! Что скажешь, Лавруха?
Лавр, до сих пор сидевший молча и, вроде бы, с безучастным видом, на самом деле, оказывается, слушал очень внимательно. Во всяком случае, ответил на дедов вопрос сразу и очень толково.
– А я так и работаю, батюшка. Прежде, чем ковать, думаю: сколько чего нужно - угля, руды или железа, помощников. Потом: как нагревать, как отковывать, как закаливать. Если что-то сложное делать собираюсь, сначала рисую на дощечке, помощникам показываю, обсуждаем. А уж когда все решили, каждый свое дело знает, недостатка ни в чем нет. Ну… и прочее, много всякого. Зато дело делается как следует.
– Дядя Лавр, а бывает так, что помощники что-то дельное подскажут?
– Бывает, конечно. - Подтвердил Лавр. - Кузька, вот, на выдумки горазд, добрый кузнец будет.
– Но для этого помощникам конечная цель должна быть понятна? - Продолжил подводить разговор к нужному выводу Мишка.
– А как же без этого? - Удивился Лавр. - Если помощники не знают, что куют, так что же получится?
– Вот, деда! - Мишка от возбуждения даже попытался привстать, забыв про ранение, но нога тут же напомнила о себе болью. - Перво-наперво, преданные тебе люди должны все правильно понять, свой интерес увидеть и важностью дела проникнуться.
– Без интереса, конечно, хрен кто пошевелится… - Согласился дед. - Ну а беды какие у этого способа?
«Браво, лорд Корней! Уловили методику анализа, что называется, с ходу».
– А нету бед, деда. Вернее, есть только одна – если программа неверная. Тогда все развалится. А если цель правильная и средства ее достижения продуманы хорошо, все получится.

Rogers Red

Что было бы, если бы протесты победили


Что отличает Хомо Сапиенс, Человека Разумного, от хомячка? Отличает наличие логического мышления, способности отслеживать причинно-следственные связи и на основании этого делать сценарные прогнозы развития событий.

Давайте на минуту представим, что в откровенно слабеньких уличных беспорядках прошедших двух недель в Москве победила оппозиция.
Я честно не знаю, как она могла это сделать, имея мизерную поддержку даже в столице и не имея вообще никакой в других городах. Но пусть, представим себе такую фантастику.

Навальный объявляет себя президентом, Явлинский министр финансов, Касьянов премьер-министр, Кудрин глава ЦБ (или наоборот, вообще никакой разницы), Соболь министр образования и здравоохранения одновременно. Хотя нет, министр образования – Светов, он ведь «любит» детей.

В Пулково торжественно садится самолёт с Ходорковским, возле трапа его встречает Зюганов, они долго и пылко целуются (с языком).

Кавказ отделяется, Краснодарский край тоже (объявив себя Казакией), в Екатеринбурге папа Сёмина объявляет независимую Уральскую республику (он уже пытался это сделать совместно с Эдуардом Росселем в девяностые). На Донбассе начинает наступление ВСУ, республикам никто не помогает. Крым в блокаде, но всем плевать.
Банды малолеток в балаклавах бегают по Москве и Питеру, с криками «путинские недобитки» нападая на случайных прохожих, жестоко избивая их и обирая до нитки (аналогичные видео из Гонконга уже есть).

Ходорковский проводит реформу, о которой давно мечтал – превращает Россию в парламентскую республику. Затем проводит внеочередные выборы в Госдуму, в результате которых в депутаты попадают топ-менеджмент «ЮКОСа», водители «ЮКОСа», охранники «ЮКОСа» и уборщицы «ЮКОСа».
Вскоре Навальный обнаруживает, что он родной брат Зеленского – президент, от которого ничего не зависит. Но его это не расстраивает, потому что он может играть с резиновой уточкой и собирать донаты.

Поступления в государственный бюджет сокращаются на порядки. Потому что нефтью Россия больше не торгует, возрождённая корпорация «ЮКОС» снова торгует «скважинной жидкостью», а это не облагается налогами и акцизами.
Чтобы хоть как-то наполнить бюджет, Курилы продают Японии, Карелию Финляндии, а Калининград Германии.

Госкорпорации экстренно приватизируются. «СВ-пресса», «Новая газета» и «Коммерсант» наперебой пишут хвалебные статьи в адрес новой власти.
Удальцов со слезами счастья на глазах пишет мемуары «Как мы победили». Их никто не читает.

Растёт безработица. Доходы населения падают (бюджета-то нет). Престижными снова становятся профессии бандита и проститутки.
«Поле чудес» бьёт рекорды популярности. Сёмина возвращают на центральное телевидение, где он ведёт программу «Ужасы тоталитарного Китая».

Больницы и ВУЗы массово приватизируются. При власти ведь либералы и либертарианцы, вы сами это наскакали.
В школах вводят уроки «секспросвета». Вместо храма Василия Блаженного строят Институт толерантности. На Красной площади проходит масштабный гей-парад. Вместо омерзительной военной техники на нём проносят огромные разноцветные надувные дилды.

Проводятся митинги «Давайте продадим лес Китаю! Всё равно он без толку растёт!».

Армия радикально сокращается (либеральную Россию будущего ведь все любят). Эстония без боя аннексирует Псков, Кингисепп, а затем и Новгород.
Польша захватывает Белоруссию, змагары радостно скандируют «Запомни, русак, тут хозяин поляк!».

Москвичи массово ездят на заработки на Украину и в Молдавию. Жители средней полосы ездят вахтенным методом работать дворниками в Киргизии.

Продолжать? Или достаточно?
Я ведь всё предельно точно описываю (только без кровавых подробностей), как бы развивались события. Или кто-то сомневается?

Опубликовано https://jpgazeta.ru/aleksandr-rodzhers-o-protestah-s-tochki-zreniya-kolbasyi/

Rogers Red

Борьба с кумирами и догмами

Посмотрел я ролик на канале у Жукова под названием «Проблемы теории современного марксизма».
Там Жуков и Двуреченский, сидя на диванчике, рассуждают по поводу теории.

Я с них, мягко говоря, офигеваю.
Когда Двуреченский и Жуков говорят, что современное понятие пролетариата не соответствует классическому описанию – это норм.
Когда то же самое говорит Роджерс – это «ревизионизм» и «охранительство».

Когда Двуреченский говорит, что в СССР не было «диктатуры пролетариата», а была диктатура партии – это норм.
Когда то же самое говорю я – истерики, сопли и крики «вывсёврёти».

Когда Двуреченский говорит, что советы не работает – Жуков поддакивает.
Когда я говорю, что советы не работают – «да Роджерс фашист!».

Так в чём разница? В том, что какие-то дегенераты придумали миф о том, будто я «на содержании у Кремля»?
Или в том, что я не скачу и не размахиваю флагом, как идиот, а пытаюсь докопаться до сути вещей?
Или в том, что у меня хватает мужества не только задавать такие сложные вопросы, но и пытаться на них отвечать?

Оказывается, выдающийся теоретик Олег Двуреченский два месяца читал «Капитал» и обнаружил, что в нём Маркс не пишет о пролетариате! Соколиный Глаз, просидев месяц в тюрьме, заметил, что у камеры не хватает задней стены и ушёл.

А если вы ещё и Грамши начнёте читать, то узнаете, что он уже тогда писал о том, что пролетариат перестал соответствовать марксовскому описанию. Это было восемьдесят с лишним лет назад!

И вообще (сейчас страшную вещь скажу, спрячьте голову в песок и заткните уши!), пытаться описывать мир 2019 года в понятиях 1848 года как-то туповато. Мир за 170 лет слегка изменился, если кто-то не заметил.

Марксизм – не догма, а научная методология познания (и изменения) мира. Вам дали мощнейший инструмент – так используйте его! А большинство вместо этого повторяет мантру «Quod licet Iovi, non licet bovi».

Как построить коммунизм? Стандартный ответ «Читайте Маркса, там написано». Нет! Вот именно, что НЕ написано! И если бы вы его действительно читали, то знали бы это! Там нет конкретики, не успели Маркс с Энгельсом до этого дойти.
Мантры типа «диктатура пролетариата» или «советская власть плюс электрификация» не работают. И ничего не объясняют.

Двуреченский с Жуковым осторожно, из окопа, готовясь в любой момент вжать голову в плечи и закричать «Я не это имел в виду!», спрашивают «Так почему же советы везде – и в СССР, и на Кубе, и в Китае – «скатились» к власти номенклатуры? Почему так происходит?».
Смелости не хватает сказать о том, что я давно пишу – советы не работают. Не работают вообще, а в теоретическом виде многоуровневой системы тем более. И я уже давно расписал, почему.

Более того, Каддафи в «Зелёной книге» тоже описал, почему не работает джамахирия (система многоуровневых советов). Он ведь честно пытался её внедрять. Но в родоплеменном обществе Ливии это не работает тем более.
Но это же нужно читать Каддафи! А кто среди российских левых теоретиков это сделал? Вот именно!

А вообще, конечно, хорошо, что хоть такие подвижки у них есть.
Глядишь, лет через десять они смогут очень осторожно признать существование класса номенклатуры, о котором я давно пишу.

Как же мне скучно! Эти «мыслители» лишь через несколько лет возможно (не факт!) придут к выводам, к которым я пришёл десять лет назад. Между нами двадцать лет непонимания.

И это ещё якобы передовые. Есть ведь ещё более косная масса догматиков, тщательно одёргивающая всех остальных «Не сметь думать самостоятельно! Повторять догматы веры! Мы не секта!». У этих вообще никаких шансов догнать современность.

А потом они ещё обзывают Тарасова «сумасшедшим троцкистом», потому что он говорит, что современное левое движение отброшено на докружковый уровень!

Если вы марксисты, то вы должны отбросить схоластический метод. Перестать говорить «а вот у Маркса/Ленина/Сталина написано так». Маркс/Ленин/Сталин – всего лишь люди (сжечь еретика!), а не божественные пророки. А людям присуще ошибаться (мне в том числе). И нужно постоянно рефлексировать и непрерывно сверять свою картину мира с окружающей нас реальностью, с общественно-экономической практикой.

Опять же, когда Двуреченский говорит о необходимости партии нового типа, то он снова отстаёт от меня на десять лет. Ещё в 2007 году я писал о том, что старые массовые партии отжили своё и лишены смысла.

Я тогда приводил примеры, когда в некоторых городах партии, в которых числилось по 2000-3000 тысячи членов партии на местных выборах набирали меньше тысячи голосов. Какой вообще смысл в таких партиях, где в члены набирают кого попало «абы было» или, что ещё хуже, чтобы отчитаться перед начальством.

Каждый член партии должен быть осмысленным, должен приносить пользу движению. Чтобы можно было ответить на два вопроса. Во-первых, зачем он здесь? И, во-вторых (что зачастую ещё сложнее), зачем ему партия? То есть вопрос не только в компетенциях, но и в мотивации.

Между тем, большинство левых тусовок (иначе их не назовёшь) продолжает действовать по принципу «Вы должны». Кому должны? Почему должны? Должны и всё!
Как мой первый партийный босс «Ты должен набрать в молодёжку ещё сто человек». А на мои вопросы «А зачем именно столько?», «Чем мы их займём?», и «Что мы им можем предложить?» смотрел на меня, как на идиота. Вынь да положь! Чтобы было!
Они не воспринимают людей как людей. Что у тех могут быть свои мотивации, потребности, желания, амбиции в конце концов.

А уж на требование, чтобы из десяти депутатов от партии в горсовете и облсовете шёл один от молодёжки (чтобы мотивировать людей и давать им школу практического государственного управления), они просто смеялись в лицо. Эти места можно же продать спонсорам! А на эти деньги потом нанять агитаторов и раздатчиков листовок. А молодёжка, как кузница кадров, вообще не рассматривается.
И это только некоторые из многочисленных проблем любой современной партии.

Я уже молчу о том, что левая тусовка разбита на микросекты, в каждой из которых посреди сидит микрофюрер, по уши в страхе потерять авторитет в своей кучке последователей. И на дебаты из них почти никто не выходит, из того же страха утратить влияние на пару десятков своих сектантских сторонников.

Мне пофиг, я уже двенадцать лет как выпал из тусовки. Вышел из партии, сложил полномочия главы общественных организаций. И занимаюсь чисто теоретической работой, не пытаясь создать секту.

Читаете меня? Прекрасно. Согласны? Ещё лучше. Не читаете и не согласны? Да плевать! Я следую своим курсом. Я не торгую футболками и не монетизирую просмотры, поэтому мне плевать на количество подписчиков и лайков.
В своих видео я не говорю «Лайк, репост, комментарий и подпишитесь на канал». А в моих текстах вы не найдёте АВМЯК. Я писал, когда меня читали 50-100 человек, и точно также пишу, когда меня сейчас читают десятки тысяч. Ничего не изменилось.

Самое главное, что мои наработки опережают всё, что могут предложить оппоненты, на 15-20 лет. Радует, конечно, что некоторые начали делать выводы, сходные с моими времён 2008 года. Боюсь только, что они раньше на пенсию уйдут, чем дойдут до моих сегодняшних мыслей.

Я уже молчу о том, что у кучи сегодняшних вместолевых блогеров, борцунов и микровождей вообще нет ни одной собственной теоретической работы. «Читайте Маркса» или «Капитализм убивает» может нести даже дрессированная обезьяна. С ними не о чем полемизировать, потому что их, как теоретиков, попросту не существует.

Признайте уже, наконец, что в современной России и близко НЕТ революционной ситуации (по Ленину). И есть время для подумать, подучиться и подтянуть старую теорию до уровня современности.
Не скачите вслед за нигде не работающим проплаченным провокатором Тютюкиным-Удальцовым, не ведитесь на раскручиваемых из-за границы «видеогуру», а идите в библиотеки (вернее, даже в библиотеки не надо идти, потому что всё есть в интернете, нужно только пять минут потратить на поиск).
Нет у нас ситуации «всё пропало, если через пять минут не свергнуть режим, то всё». И даже не близко. Перестаньте уже вести себя как дешёвые волюнтаристы. Попытки обмануть историческое развитие ничем хорошим не заканчиваются.

Перестаньте уже искать себе кумиров и вождей, перестаньте делегировать ответственность, начните думать своей головой!
Не будьте хомяками, будьте сапиентами!

Опубликовано https://news-front.info/2019/08/06/aleksandr-rodzhers-borba-s-kumirami-i-dogmami/