February 13th, 2020

Rogers Red

История в играх


Текстовый вариант:

Историчность в играх – это всегда вопрос компромисса. Разработчикам зачастую хочется или приукрасить историю, или добавить какой-нибудь мифологический, божественный или магический элемент. Или всё это одновременно.
Есть фэнтези, есть альтернативная история (всякие там стимпанки в том числе), есть просто художественный вымысел, без которого практически не обойтись. В конце концов, и «Вальтер Скотт свистел, и нам велел».

Однако сегодня мы поговорим об играх, которые претендуют на историчность.
И первая проблема, которая встречается почти повсеместно – это анахронизмы.

Особенно этим грешили одно время стратегии в реальном времени. Там вполне могли, по воле разработчиков, сойтись на одном поле сражения древнеегипетские воины (третье тысячелетие до нашей эры), греческая фаланга 5 века до нашей эры, римский легион времён Гая Юлия (первый век до нашей эры), какие-нибудь готы Германариха 4 века, крестоносцы Третьего крестового похода (12-й век) и самураи эпохи сенгоку дзидай (примерно 16-й век). И никого это особо не смущало. Скажите спасибо, что танков Третьего Рейха не завезли.

В последнее время, правда, ситуация уже получше. И в какой-нибудь «Тотал Вар: Арена» (благополучно почившей) нам предлагали воевать за войска греков, римлян и варваров примерно одной эпохи (опять же, плюс минус пару столетий, что уже достижение). Опять же, между царём Леонидом и Боудикой чуть больше четырёх столетий разницы, но кого это волнует?

С другой стороны, длительное время путаницу в хронологию вооружений вносили правила «Dungeon&Dragons». У них в руководствах повсеместно соседствовали гладиусы и двуручные мечи, кольчуги, бригантины и «фулл плейты». Которые отличались только наносимым уроном и степенью защиты.

В реальности же к моменту появления клеймор гладиусами уже никто давно не сражался. С доспехами примерно такая же история. Равно как и длинный лук – это оружие пехоты, а композитный – преимущественно лёгкой кавалерии. Но эти нюансы правила D&D также обычно не учитывали. Большой – значит бьёт сильнее, а хронология и география не важны.

Про крылатые/рогатые шлемы у викингов я даже начинать не буду, ладно? Равно как и про пятиметровые мечи в корейских ММО.

Впрочем, иногда анахронизмы в играх я объяснить вообще никак не могу. Например, в новой «Modern Warfare» в сетевой игре присутствует немецкий «Машингевер» времён Второй мировой и карабин Маузера 1898 года. Каким боком это «современное оружие»? Я подозреваю, что у кого-то из разработчиков просто особая любовь именно к этим образцам вооружений.

Кстати, самое забавное, что при всей вопиющей русофобии данной игры, АК-47 в ней всё равно является самой лучшей штурмовой винтовкой. Но это я отвлёкся.

Другой большой проблемой современных игр являются постоянные попытки механически переносить нынешние нравы и реалии на другие эпохи. Без учёта их географических, религиозных, исторических, культурных и прочих особенностей.

Например, женщины-воительницы. Современная гендерная политика подразумевает, что они должны быть везде. Да, были в истории культуры, где это практиковалось – легендарные амазонки Южной Америки (откуда, собственно, и пошёл данный термин), женщины-всадницы Северного Причерноморья, взявшие в плен Геракла, восстание Власты в Чехии, женские отряды телохранителей у ряда восточных деспотов (отличавшиеся особой преданностью и одновременно жестокостью).

Но во многих культурах это было не принято. И даже если появлялись исключения, то они почти обязательно становились частью героического эпоса – Жанна д'Арк, Брунхильда, Мулан, Забава Путятишна, Шурочка Азарова из «Гусарской баллады» и так далее. Сама персонификация таких героинь подчёркивает их штучность, единичность подобных случаев. Бриенна Тарт такая одна, даже в «Играх престолов».

Я уже молчу о женской броне во многих играх, пресловутых «бронелифчиках» (и это ещё в лучшем случае). Функциональности никакой, защиты тоже, годятся только для порно-пародий.

То же самое и с женщинами-правительницами. Если в некоторых странах (Британии, Испании или Руси) это исторически было приемлемо, то в других считалось недопустимым. Система наследования, при которой наследование престола полностью исключало женскую линию, называлась «салической», и практиковалась в Бельгии, Дании, Италии, Пруссии, Швеции, Франции, Японии и ряде других стран.

Ещё более жёстко с христианскими священниками-женщинами в классическом Средневековье – их попросту не было. Исключение якобы составляла «папесса Иоанна», по легенде правившая под именем Иоанна Восьмого в середине девятого века. Но большинство современных историков считает, что это более поздний вымысел, а правил в Риме в это время вполне себе мужчина Бенедикт Третий.

Не меньшей бедой являются постоянные попытки вставлять во все исторические игры (и фильмы тоже, но это отдельная история) негритянских, извините, афроамериканских персонажей.
Так разработчики игры «Kingdom Come: Deliverance» около года подвергались нападкам «толерантного» сообщества, возмущавшегося, почему в их игре нет ни одного негра. И все попытки разработчиков объяснить, что в начале шестнадцатого века в Чехии не было ни одного негра, не находили у возмущённой публики понимания.

Поймите меня правильно. Я интернационалист до мозга костей. И у меня нет никаких предубеждений против любого цвета кожи.
Но я за исторический реализм. В Древнем Египте могут быть нубийцы. В Древнем Риме могут быть рабы из Карфагена и других африканских стран. В средневековой Испании мавры или сарацины. Но в Британии времён короля Артура Пендрагона или в Богемии времён Карла Пятого с неграми было совсем туго.

Кочевники с монголоидной внешностью в той же Богемии – это сколько угодно. Славяне. Германцы. Норманны. Итальянцы. Но не негры.

Трансгендеров там, кстати, тоже не было. А если бы вдруг объявились, то их, скорее всего, забили бы камнями или сожгли на костре.

С гомосексуалистами схожая картина. Есть культуры, где к ним относились терпимо. В самурайской Японии, например, это «не поощрялось, но и не наказывалось». А нравы Древней Греции и вовсе породили у историков мем про, кхм, «настоящих боевых гомосеков».

Но в большинстве других культур это не просто «не приветствовалось», а и активно каралось. Особенно в странах с доминирующими аврамическими религиями, где это считалось смертным грехом.
Поэтому попытки пропихивать гомосексуализм везде, где можно, также выглядят, мягко говоря, не исторично.

Впрочем, этим проблемы переноса современных отношений на другие исторические эпохи не исчерпываются. Многие современные игры, например, не передают специфики сословных отношений и взаимодействий правителей со своими подданными.

Крестьянин в играх может разговаривать с опоясанным рыцарем на равных. И даже выдавать ему квесты, хе-хе. Кто попало может прийти ко двору и там запросто завести разговор с королём, без предварительных договорённостей и не соблюдая приличий.

В реальности подобное заканчивалось чем-то типа «господин прево, повесьте этого джентльмена вон на той осине». А могли и собаками затравить.

В играх в феодальной Японии крестьянин может первым заговорить с самураем. Что-то типа «Слышь, метнись, принеси». Чтобы вы понимали специфику:
- крестьянин не имел права владеть даже кухонным ножом;
- попытка подойти с неправильной стороны к воину – потенциальная атака, рубить без предупреждения;
- недостаточно низкий поклон и/или не смотрит в пол – подготовка к атаке, рубить на опережение.
И так далее.

Я уже молчу, как меджай Байек разговаривает с Клеопатрой в «Ассасин Крид: Ориджин». Клеопатра, на минуточку, живое воплощение богини. При её появлении падают на колени мордой в пол. Попытка посмотреть на её лицо – смертная казнь.
А когда Байек с ней разговаривал, я всё ждал фразы «Слышь, малая, метнись за пивком». Я если и утрирую, то лишь самую малость.

Всю античность и средневековье общение с правителями было исполнено пафоса и пиетета. Потому что куда не плюнь, попадёшь если не в живого бога, то в его помазанника. Причём правители подобное отношение старательно воспитывали. Косо посмотрел на «Короля-солнце», без должной степени восторга – Бастилия ждёт тебя. Нарушил протокол в общении с восточным деспотом – кони разнесут тебя на четыре стороны.

Правитель, который проявил слабость или не уследил за соблюдением формальностей, мог проснуться с табакеркой в виске или утыканным ножичками похлеще Гая Юлия. Поэтому старались слабость не проявлять.

Дворяне по отношению к простолюдинам вели себя аналогичным образом. Тем более, что зачастую дворяне и подданные – это были представители разных народов (в Британии, Франции, Италии, Нидерландах, Китае, той же Японии и ряде других стран). Классовая борьба в её первоначальном, домарксистском смысле.

Что античность, что всё средневековье – это сплошные заговоры, отравления, покушения, интриги и бунты. Поэтому и изощрённые попытки обосновать своё право на царствие с помощью «Вот генеалогическое древо, доказывающее моё происхождение прямиком от Иисуса Христа. Нарисовано Попандопуло из Одессы».

В этом плане «Crusader Kings» одна из самых правдоподобных игр. Там даже учитывается это самое салическое или майоратное право наследования (и можно травить и казнить конкурентов).

Кстати, Пётр Первый в 1722 году ввёл право Императора назначать своего преемника произвольно, без каких-либо ограничений (и даже не обязательно кровного родственника). Это правило действовало почти столетие, пока его не отменил Павел Первый.

Следующий момент, который современные игры плохо отображают в истории – это религиозность античных и средневековых людей.
Современные учёные пишут, что в средневековье европейцы регулярно потребляли пшеницу и рожь, поражённые спорыньёй. А в ней содержатся производные лизергиновой кислоты (из которой делают ЛСД). Там такие приходы были, что не только Деву Марию можно увидеть, но и Дикую Охоту.

Или вообразить, что могут управлять крысами, как в «A Plague Tale: Innocence».
Поэтому тамошние жители были очень, очень религиозными. Что не удивительно.

Впрочем, как говорил мой учитель фехтования, «глубокая религиозность средневекового человека никогда не мешала ему ограбить церковь или изнасиловать монашку».
Но при этом огромное количество людей было искренне верующими (в том числе всякие сектанты типа альбигойцев-катаров). А отношения человек-церковь также являлись чрезвычайно важной составляющей социализации – отлучение от церкви было крайне проблематичным даже для королей.
Так что церковь и её представителей зачастую не любили (сохранилась масса критических памфлетов на этот счёт), но осторожно и издалека, чтобы не попасть под огонь Священной Инквизиции.

Отдельно меня всегда интересовало, почему «Юбисофт» так воспевают ассасинов и ненавидят тамплиеров. Реальные гашишиины «деда Хасана» были обдолбаными наркоманами, кончеными торчками, ради дозы наркоты и обещаний девственных гурий в Джаннате готовыми на самоубийственные миссии.
А тамплиеры хотя и нашли что-то под развалинами Храма на горе Сион (никто не знает, что именно), но вряд ли это были артефакты пришельцев.

Можно ещё вспомнить мутную историю с Ричардом Львиное Сердце и священным дубом, из-за которого английские и французские крестоносцы устроили побоище между собой в Иерусалиме. Впрочем, это отдельная история, достойная собственной игры…

Ну и совсем уже отдельная проблема историчности в играх заключается в откровенной клюкве, шаблонах и пропаганде.
Если российская история, то кровавый тиран Иван Грозный (айван зе террибл, да), безбашенные казаки, «бабУшка», «мамУшка», инфернальный колдун Григорий Распутин, ГУЛАГ и КГФСБ.

Если гражданская война в Штатах, то обязательно все южане расисты, грабители и насильники, а северяне – спасители маленьких девочек и защитники беременных пенсионеров.

Хотя, безусловно, одно из самых активно фальсифицируемых направлений в играх – это история России вообще и СССР в частности. Все эти «миллионы изнасилованных немок», «заградотряды, стреляющие в спины», «мясом завалили» и прочие мифы русофобской пропаганды. Авторами большинства из них являются потомки бандеровцев и власовцев, эвакуированных после войны в Канаду и США в рамках борьбы против Советского Союза.
И они переносят эти мифы геббельсовской пропаганды из фильма в фильм, из игры в игру, из «Компани оф хирос» в «Медал оф хонор».

Сколько было шума и возмущения относительно «НКВД заставляло сжигать собственные деревни вместе с жителями» после одной канадской поделки? И кто-то сделал выводы? Нет, они продолжают тащить эту унылую ложь и в новые игры.

Один из самых ярких примеров европоцентризма – это гранд-стратегия «Европа Универсалис-4». Где раньше «западная группа технологий» имела огромные преимущества, а теперь, после внедрения новых механик, практически все «институции» возникают в Западной Европе, давая тамошним странам огромные преимущества.

Ребятки, начиная с того же Ивана Грозного львиную долю всех пушек в Европе отливали «в Московии», потому что у нас была самая развитая металлургия. Китайцы изобрели порох, арабы развивали астрономию и алгебру (от арабского «аль джабр»), индусы дальше всех продвинулись в духовных поисках – но некоторые упорно продолжают продвигать свой примитивный европоцентризм.

Но ничего, «Тенсент» вас скоро от этого вылечит. На сегодняшний день это игровой гигант, по сравнению с которым всякие «Активижн-Близзард» и «Электроник Артс» и рядом не валялись.

И «Тотал Вар: Троецарствие» это только первая ласточка. Скоро мы все увидим, что пропаганда в играх – это оружие обоюдоострое, и американцев начнут учить, как КПК любить. Мягко и ненавязчиво, даже без «Председатель Си – наш рулевой».

Rogers Red

Ямы в смартфоне


Вы думаете, что Володя Зеленский единственный, кто несёт чушь про «не нужно ремонтировать железные и автомобильные дороги, пиццу и квадрокоптер может принести»?
Украинство – штука заразная.

Тут уже не какой-то недоучка из КВНа, а целый Тодд Буххольц, бывший директор Белого дома по экономической политике и управляющий директор хедж-фонда «Tiger Management» выдал в когда-то уважаемом издании «Форбс» эпическую по накалу идиотии заметку «Инфраструктура Америки рушится?».
Вот почитаешь такое, и начинаешь понимать, почему экономика США приходит в упадок. Сами смотрите.

Цитата: Но разве инфраструктура Америки действительно так плоха? В конце концов, Amazon выяснил, как доставить все, от бананов до капель от кашля, в течение нескольких часов после клика клиента.
Роджерс: Вот это магическое «после клика» выдаёт тех, кто привык развивать экономику в различных «фермах» в браузерных играх. Кликнул на мышку – денежка списалась, домик построился и начал производить ресурсы. Бесконечное количество ресурсов, пока склад не заполнится.

Цитата: В любом случае мы должны оценить то, что я называю «нагрузкой на инфраструктуру», и вместо этого задаться вопросом, доставляется ли вовремя большее количество товаров и услуг.
Роджерс: Действительно, электростанцию нужно будет чинить только когда электричество исчезнет.

Цитата: Под призмой нагрузки на инфраструктуру мы видим, что гиг-экономика запускает множество новых сервисов, которые работают несмотря на ямы. Uber и Lyft повышают эффективность экономики, потому что меньше транспортных средств простаивают впустую.
Роджерс: Сервисы запускают, а значит ямы чинить не нужно! Действительно, ведь Uber не свои машины убивает на плохих дорогах, а рядовых граждан, их не жалко. С другой стороны, быстрее убью машины – быстрее купят новые, в кредит. И автомобильным производителям хорошо, и банкам. Стимулирование экономики! (это сарказм, если что)

Цитата: Из-за возможности заказать транспорт на треть меньше старшеклассников беспокоится о том, чтобы получить водительские права. В долгосрочной перспективе это представляет угрозу для автопроизводителей, но обеспечивает революционное удобство для тех, кого надо отвезти домой после пеп-ралли или из паба.
Роджерс: О том, кто будет работать водителями, если никто не будет получать права, автор не задумывается. Зато можно бухим ездить на такси, йохо!

Цитата: Для тех, кто предпочитает оставаться дома, водители служб DoorDash и Grubhub спешат привезти клиентам горячую еду сквозь снег, дождь и мрак ночи, как вестники-почтальоны из прошлого.
Роджерс: 1. «Те, кто предпочитает оставаться дома» на какие средства должны жить? Или это хикикомори, которых родители до старости должны содержать?
2. А водители служб – это не люди, им по нормальным дорогам ездить не надо?

Цитата: В секторе B2B железнодорожные компании, такие как Norfolk Southern и CSX, недавно разработали «железную дорогу с точным расписанием», принцип, позволяющий уместить больше контейнеров в поезда, уменьшая при этом потребность в большем количестве отправлений. Norfolk Southern полагает, что может сократить 500 своих локомотивов.
Роджерс: Это не технология, они просто цепляют больше вагонов к одному локомотиву. Износ рельсов при этом не уменьшается.

Цитата: PS, FedEx и DHL борются на дорогах и в небе, чтобы доставлять товары дешевле при помощи стартапов в сфере технической логистики, таких как Convoy.
Роджерс: Серьёзно? «Convoy» – это всего лишь программа, позволяющая отслеживать движение вашего груза онлайн. При этом везёт его обычный водитель на обычном грузовике, заправленном обычным бензином (или дизелем). Поэтому слоган данной компании «Мы сокращаем выбросы углеводорода» – это обычное враньё.

Цитата: Наш «золотой век телевидения» стал возможен благодаря широкополосным скоростям, которые позволяют смарт-телевизорам и телефонам транслировать бесчисленные программы. Netflix and chill полагается не на удобный диван, а на быстрые электроны, пробивающиеся сквозь пространство.
Роджерс: То есть о том, что для широкополосного интернета нужна развитая инфраструктура, господин Буххольц не в курсе? И да, удобный диван при любом раскладе не помешает.

Цитата: Действительно, на улицах 1970-х было меньше выбоин, но большинству домохозяйств тогда повезло принимать лишь несколько телевизионных каналов в хорошем качестве (и когда президент выступал с речью, он появлялся на всех!). Если вы живете в Соединенных Штатах, какую эпоху инфраструктуры вы действительно предпочтете?
Роджерс: Он идиот. Потому что отвечать «у нас стало больше телеканалов» в ответ на «у нас дороги убитые в хлам» может только идиот.
А давай сразу в чаны «Матрицы», транслировать интернет и питание внутривенно!

Цитата: Одним из решений является дистанционная работа. Согласно опросу Gallup, на сегодняшний день 31% сотрудников работают удаленно.
Роджерс: Прекрасно. А еду, одежду и всё остальное им тоже будут предоставлять удалённо? Не ешьте, посмотрите через «Netflix», как другие едят.

Цитата: В замечательном эссе «Бостон Глоб» бывший министр финансов США Лоуренс Саммерс задокументировал, как бюрократические проволочки и мелочный особый интерес затянули ремонт 232-футового (71-метрового) моста Андерсона в Кембридже, штат Массачусетс, на пять лет и раздули его стоимость до $5 млн. Строительство моста в 1912 году заняло всего 11 месяцев.
Роджерс: Правильный вывод – нужно бороться с коррупцией. Неправильный вывод – не нужно строить и ремонтировать мосты.

Цитата: Но существуют альтернативы. Начнем с того, что все больше городов и штатов должны ввести «сборы за перегрузку дорог», что сделает более дорогой езду в часы пик.
Роджерс: Можно подумать, что все ездят в это время «потому что так хочется», а не потому что это вынужденно. Ещё бы ввести штрафы за написание ахинеи, это бы так улучшило качество контента в интернете…

Цитата: Во-вторых, мы должны отменить законы, которые неоправданно увеличивают расходы на строительство, в том числе Закон Дэвиса-Бэкона 1931 года, согласно которому федеральные подрядчики должны платить «преобладающие зарплаты», обычно определяемые как заработная плата профсоюзов, даже если 87% рабочих-строителей в профсоюзе не состоят. Бюджетное управление конгресса считает, что отмена позволит высвободить дополнительно $12 млрд для федеральных проектов в течение следующих десяти лет.
Роджерс: Да и вообще, зачем платить этим мерзким рабочим? Заковать их в цепи и пусть работают за еду.
Можно экономить чуть больше миллиарда, если платить минимальные зарплаты – это хорошо. А вот сократить военный бюджет Пентагона, который приближается к 800 миллиардов долларов, – плохо.
Вывести американских военных с Окинавы и Раммштайна, и заставить их латать дырки на дорогах – да вы предатель!

Цитата: В 1776 году, чтобы держать английские «красные мундиры» в страхе, войска Джорджа Вашингтона сожгли небольшую переправу в Бронксе, называемую Королевским мостом и построенную в 1600-х годах. Мост рухнул. Но каким-то образом новая страна выжила и достигла процветания.
Роджерс: А нового моста потом не построили за двести с лишним лет? Точно? Каким-то образом и Тодд Буххольц умудрился занимать высокий пост в Белом Доме без мозга.

Итого: Если у вас возникнет вопрос, каким образом инфраструктура, атомная энергетика, авиастроение и экономика США в целом пришли в упадок, то вот вам наглядный ответ – важные решения в Белом Доме принимают клинические имбецилы, произносящие дежурные слова про «цифровую экономику» и «постиндустриальную эру».
В России, к счастью, руководство понимает, что цифровизация – это оптимизирующая надстройка над физической экономикой, а не её замена.

Опубликовано https://news-front.info/2020/02/13/aleksandr-rodzhers-yamy-v-smartfone/