March 8th, 2020

Rogers Red

"Видоизменённый углерод". Обзор второго сезона


Текстовый вариант:

В качестве предисловия скажу, что всё нижеизложенное – это сугубо моё мнение. И это мнение, прежде всего, заключается в том, что жанр научной фантастики в кино переживает глубокий упадок.
Уже давно нет ничего нового, похожего на «Светлячок», на «Вавилон-5» или на тот же «Lexx».
«Сотня» – это не фантастика, а сериал про отношеньки озабоченных подростков для озабоченных подростков. Под «Экспансию» (или «Пространство») хорошо засыпать, настолько это увлекательное повествование. Многочисленные косяки и несуразности «Пассажиров» я уже как-то разбирал. «Звёздные войны» успешно хоронятся сумасшедшей мышью. А целый ряд считающих себя «фантастикой» фильмов – это очередные «зомби в космосе».
В целом всё печально.

На этом фоне «Изменённый углерод» явно выделяется. Причём выделяется в лучшую сторону.
И выделяется своей неоднозначностью.
Жанр сериала можно назвать «кибернуар». Мрачная атмосфера далёкого, но не слишком привлекательного будущего, чем-то напоминающего «Бегущего по лезвию бритвы» (он же «Мечтают ли андроиды об электроовцах» Филиппа Дика).
Мир, где «Мафы» (от библейского Мафусаила), сверхбогатые капиталисты, достигшие личного бессмертия, живут в огромных небоскрёбах и на летающих островах, а где-то далеко внизу копошатся нищие бесправные рабы.
Где богатые Отцы-Основатели имеют запас личных генномодифицированных клонов с усиленными мышцами, «боевой химией» и дополнительными способностями (вплоть до наркотического поцелуя), а шестилетнюю девочку могут поместить в тело дряхлой старухи, потому что «ваша страховка не покрывает стоимость лучшего тела».
Трансгуманизм, опять же, когда человек может менять мужские и женские тела, разного возраста, с уже закачанными в них навыками и усилениями, а также специфической мышечной памятью и изменёнными инстинктами.
Во многом сериал развивает идеи произведений Роберта Шекли «Игры с телом» и «Корпорация Бессмертие», но переносит их в более дальнее будущее.
В «Изменённом углероде» также присутствует диктатура незримого, но всемогущего «Протектората», маргинальные повстанцы и артефакты древних цивилизаций – всё как мы любим.
Начинается первый сезон как детектив, причём достаточно лихо закрученный. Главному герою приходится расследовать предельно странное убийство, и параллельно решать дела, связанные со своим далёким прошлым.
А затем сюжет стремительно уносит в рассуждения о жизни и смерти, о душе, о смысле жизни и предназначении, о роли человека во Вселенной.
Сектанты, сознательно отказывающиеся от бессмертия. Сектанты, переносящие своё сознание в виртуальное пространство. Повстанцы, борющиеся за отмену бессмертия вообще (я бы точно не вступил в их ряды).
Полусумасшедшая предводительница повстанцев, которая сначала сама изобрела устройства для сохранения личности человека вне тела, а затем пытается отменить последствия этого изобретения. Так и хочется ей сказать в этом месте «Не нравится – застрелись! Зачем другим навязывать свой выбор?».
Потому что во многом проблемы данного мира не из-за бессмертия как такового, а из-за вопиющего социального неравенства и диктатуры сверхбогатых полубогов, пресыщенных и равнодушных. Но против социального неравенства повстанцы почему-то не борются!
В какой-то момент хочется (по крайней мере мне) закричать «Автор, постой! Вернись назад, мы уже настроились на детектив, а ты нас уносишь непонятно куда».
Потом ещё и появляется сумасшедшая сестричка главного героя, всё сводится к ревности и семейным разборкам, суровый спецназовец Такеши Ковач превращается в сопливого школьника с играющими гормонами, а ты такой «Рукалицо! Зачем это всё? Нормально же сидели!».
В общем первый сезон ближе к концу скатывается в сами знаете что. И конец сезона воспринимаешь уже как «Слава богу, что этот маразм закончился!» и «Что это вообще было?».
Хотя бы детективную линию всё-таки завершают. Хоть что-то.

Поэтому к просмотру второго сезона приступаешь настороженно.
С одной стороны, созданный авторами мир интересен, красочен и насыщен. В него, при всей его мрачности, хочется возвращаться.
С другой стороны, мы уже знаем, что авторы могут лажать и впадать в маразм.
Поэтому смотреть начинаешь слегка прищурившись и через полуоткрытую дверь «А вдруг там опять унылое оно?».
И сразу же натыкаешься на то, что главного героя заменили. Теперь вместо белокурой бестии Такеши Ковача играет толерантный негр. Простите, афроамериканец. Что только усиливает подозрения.
А потом ты соглашаешься с этой заменой. Потому что Киннаман был слишком суров для роли страдальца, триста лет ноющего из-за одной бабы.
Нет, я вполне себе романтик, и в моей жизни даже была первая неразделённая любовь, из-за которой я какое-то время страдал и писал стихи. Но это длилось три года, а не триста!
Перед человеком миллионы звёзд, тысячи миров и тысячи лет жизни, а он по всей Галактике гоняется за одной шибанутой, пафосно изрекающей мутные истины уровня статусов «вконтактике».
Как я уже говорил, скандинавский Киннаман слишком суров для такого поведения, поэтому попсовый Энтони Маки на роль ***страдальца подходит гораздо лучше. Опять же, по ходу второго сезона он, несмотря на заявление, что это «усовершенствованная армейская оболочка», регулярно отхватывает люлей различной степени тяжести.
Вообще, для космического спецназа все они слишком много рефлексируют.
Несмотря на это сюжет второго сезона в целом гораздо цельнее, и выдерживает повествование достаточно ровно. И когда в конце оказывается, что никакого восстания идеалистов нет и всё это опять из-за власти и денег, то ты такой «Ок, нормально». По крайней мере реалистично.
И если после окончания первого сезона ты сидел со следами фейспалмов на лице, то после второго остаётся более сложное впечатление. Не в восторге, но и не проходняк.
В наше время категорических суждений данному сериалу таких оценок давать не хочется.
Ддалеко не всегда сопереживаешь главным героям, не всегда они вызывают симпатию, не все их взгляды ты разделяешь, и поступками их иногда дурацкие, но при этом сериал задаёт вопросы, после которых хочется основательно подумать. Иногда даже для того, чтобы в итоге сказать «Нет, всё-таки не согласен».
В конце содержится жирный намёк на третий сезон. И мы, возможно, не будем следить за новостями продакшена, отмечать в календаре анонсы и подскакивать от нетерпения, но если и когда он выйдет, то вполне можно будет сказать «Давайте, удивите нас».