April 24th, 2020

Rogers Red

Почему декан факультета экономики МГУ несёт замшелые и неработающие либеральные догмы?


Посмотрел я тут большое интервью декана экономического факультета МГУ Александра Аузана, которое он дал РБК.
Первая мысль была «Да этот человек идиот! Что он несёт?!». Потом я подумал, вслушался и понял – он не идиот, он сектант. Сектант того самого умирающего на наших глазах «рыночек порешает».

Но начнём издалека. Биографическая справка говорит нам, что Александр Аузан за свою богатую карьеру был причастен к большому количеству в высшей степени рукопожатных структур:
- член Стратегического правления Института «Открытое общество» («Фонд Сороса»);
- премия Егора Гайдара в номинации «За выдающийся вклад в области экономики»;
- работа в Московском фонде Карнеги;
- входит в экспертный совет при Уполномоченном по правам человека в РФ;
- постоянный автор «Сноб» и «Новой газеты»;
- и так далее, и тому подобное.

Поэтому когда такой человек заявляет об «угрозе усиления госкапитализма», то я не вижу в этом ничего удивительного. Он же типичный «человек со светлым лицом», представитель либеральной тусовки.

Тема докторской диссертации Аузана «Самоуправление в экономике».
Для понимания, тема моей так и не дописанной кандидатской диссертации звучала «Госкапитализм, как доминирующая в современных условиях форма организации экономики». То есть это мой полный антагонист, идеологический враг, антигерой, злодей.

Ну и ещё один момент для ясности. В армии есть поговорка: генерал – это человек, который за время своей карьеры съел много капитанов, майоров и полковников. С деканом факультета экономики МГУ схожая картина – он совершенно не обязательно крутой экономист, но он совершенно точно жестокий карьерист и совершенно беспринципный интриган. Одним словом, это крокодил (причём крокодил в своей естественной среде обитания).
Тут даже пофигистическому медоеду типа меня становится откровенно стрёмно. Потому что крокодил способен на любую гадость.
Но ноблесс оближ. Если что, считайте меня социалистом.

Итак, в рассматриваемом интервью декан Аузан начинает смело разбрасываться фразами типа «сейчас, в связи с пандемией, усиливается цифровой тоталитаризм».
Если он учёный, то должен знать, что если вводишь термин, то нужно давать его определение, дефиницию. Если это явление, то нужно указывать, где оно в наличии и в чём выражается. А иначе складывается впечатление, что это не научный термин, а пропагандистский жупел, пугать бабушек возле подъезда «жидкой чипизацией».

Что это такое вообще, «цифровой тоталитаризм»? Если господин Аузан про цензуру и слежку, которую разводят «Google», «Facebook» и «Twitter» (в чём я сильно сомневаюсь), то эта цензура началась задолго до начала пандемии.
Или про тотальную слежку за жителями Лондона (в чём я тоже сомневаюсь), который лидирует в мире по количеству установленных видеокамер слежения на душу населения? Так она тоже идёт уже много лет.
Или про американскую систему цифрового шпионажа «Эшелон», которая слушает разговоры в «Скайп» и читает перехваченную электронную почту, включая дипломатические каналы посольств других стран? И она уже давно действует!
А ничего нового, чего бы не было до сих пор, с момента начала эпидемии не внедрили. Поэтому ни что такое «цифровой тоталитаризм», ни в чём выражается его «усиление» – нипанятна.

Я достаточно научно методологически диспутирую? Вроде как вполне.

Кстати, если под «цифровым тоталитаризмом» доктор Аузан подразумевает созданную доктором Мишустиным систему администрирования налогов (в высшей степени эффективную), то и она запущена задолго до начала эпидемии.

Далее профессор Аузан противопоставляет «цифровому тоталитаризму», прости меня Гегель, «цифровую консенсусную демократию».
Я когда слышу словосочетания типа «электронная/цифровая демократия», то мне всегда хочется побрызгать произносящего святой водичкой. А если ещё и «консенсусная», то сверху ещё и кадилом, для надёжности.

Поясню на примере. Мой сын ходит в детский сад (сейчас не ходит из-за самоизоляции, но не важно). И у каждой группы там есть свой чатик. В этом чатике два десятка мамаш и папаш обсуждают всякие хозяйственные моменты. И ещё ни разу не было, чтобы хоть один вопрос решили не то, чтобы консенсусом, но хотя бы без скандала вселенского масштаба. Причём большинство вопросов там это что-то уровня «собирать ли ещё 30 рублей на подарки поварам на восьмое марта», на что некоторые вещают «мне не жалко 30 рублей, но это вопрос принципа – не дам!».

А, кхм, «оторванные от жизни теоретики» (изначально там было другое определение, но такое Роскомнадзор не пропустит) предполагают, что можно решать какие-то вопросы государственного управления, требующие высокого уровня компетенций управленческих решений, «массовыми народными голосованиями», ещё и, прости меня Ортега-и-Гассет, «консенсусными»!
И этот человек ещё где-то входит в какие-то управляющие органы и общественные советы…

Я себе представляю уровень принимаемых «консенсусом» решений. Расстрелять всех чиновников, раздать все деньги, напечатать ещё и тоже раздать. Вон, петиция ходит про «раздать всем по сто тысяч», она бы точно прошла. А «раздать всем по миллиону» прошла бы ещё быстрее.

Самое главное, человек, который всю жизнь преподаёт новую институциональную экономику, одним из главных тезисов которой является «Поведение людей не характеризуется как исключительно рациональное, его характерными чертами являются ограниченная рациональность и оппортунизм», должен это знать.

Почему я, являющийся представителем другой экономической школы, это знаю, а доктор экономических наук Аузан не знает? Или, если знает, то почему не применяет на практике?!
Что же дальше рекомендует доктор Аузан в текущих обстоятельствах? «Вводить ЧС» и «распечатывать ФНБ».
Как это знакомо… «Деньги с вертолёта» и «зимбабвийская экономическая школа»! Типичные либеральные рецепты а-ля ФРС.

Я уже молчу о том, что введение ЧС не поможет бизнесу (как вещают вбрасываемые в соцсети методички), а добьёт его. Потому что ЧС – это форс-мажор, основание для неисполнения контрактных обязательств. Опять же, институциональный экономист ДОЛЖЕН это знать.

Дальше доктор Аузан начинает городить такое, от чего у меня глаза на лоб полезли. В частности, произносит «снижение цены золота снижает ЗВР».
Алё! Земля вызывает Аузана! Доктор, мы вас теряем! Золото РАСТЁТ в цене рекордными темпами! Уже 1750 долларов за тройскую унцию (интервью от 10 апреля, так что отмазки не прокатывают). И дальше, по мере девальвации доллара в связи с бешеным принтером, тоже будет расти. И ЗВР Российской Федерации также РАСТУТ – за последние две недели выросли с 551 до 564,4 миллиарда долларов.

Дальше доктор начинает городить и вовсе нечто несусветное, типа «в 2011 году несмотря на рост реальных располагаемых доходов населения люди захотели чего-то другого».
Серьёзно? Видимо, для него «люди» – это не все жители России, а жалкая кучка, которая вышла на Болотную. Вышла, причём, не потому, что «захотела что-то другого», а потому что западные хозяева и кураторы сказали выходить. А на Поклонной, получается, были «не люди», потому что они этого «другого» не хотели. Либерализьм головного мозга, в терминальной стадии.

Едем дальше. Доктор заявляет, что власть в 2014 году предложила народу «можно не демократию строить, а супердержавой стать (эффект Крыма)». А с каких это пор в России не демократия? Давайте, доктор, развейте мысль – тащмайор записывает.

Следующая цитата: «с июня 2018 года распался брак между властью и народом». Видимо, опять с неким «настоящим народом», «людьми». Потому что уровень поддержки Путина сейчас в районе 63%, но это, опять же, «не народ». А «народ» – это те, предводительнице которых Путин чайный сервиз подарил. Если в этом смысле, то да – распался.

Дальше доктор начал явно противоречить сам себе. Потому что сначала повторил за Кудриным, что «январское послание Путина самое дорогое – от 3 до 4 триллионов рублей», а потом заявил, что «нужно раздавать деньги в размере 2 триллиона в год, это не много».
Нацпроекты не нужны, а вот «деньги с вертолёта» – это то, что доктор прописал. Браво!

И, конечно, отдельный хит, это ««в России кризис конкуренции» и «правительство принимает решения, которые имеют тяжёлые противоконкурентные последствия».
А в этом, дорогой доктор, нет ничего страшного. Потому что кроме внутренней конкуренции есть ещё и внешняя, конкуренция не между компаниями в рамках одной страны, а конкуренция между компаниями разных стран. И поскольку у нас огромное количество компаний борется за рынки на мировом уровне (начиная с аграрных и заканчивая рынками вооружений), то конкуренция никуда не девается, она просто принимает другие формы.
Ой, этого в либеральной методичке не написано (и, боюсь, в МГУ, при таком-то декане факультета экономики, этого тоже не преподают – а стоило бы)!

Ну и, собственно, самое вкусное, ради чего я и затеял всю эту полемическую статью, я приберёг напоследок.
В конце интервью доктор Аузан констатирует, что «с 2014 года Россия уверенно стала на курс государственного капитализма».

Вот только там, где Роджерс радуется по этому поводу, доктор Аузан в высшей степени недоволен. И стращает, что «угроза в том, что госкап может стать слишком сильным и непреодолимым в будущем».
Не может, а обязательно станет. Что, безусловно, дико не нравится различным Кудриным, Чубайсам и прочим «получателям премии Гайдара».

Сегодня мы уже ясно и чётко видим, что рыночный фундаментализм довёл США и ряд стран ЕС до края пропасти. С огромными долгами, с галопирующей инфляцией, с пузырями на фондовых рынках, с армиями безработных. И наглядно демонстрирует, что рыночный фундаментализм с его «laissez-faire» совершенно не способен адекватно реагировать на современные кризисы. И валится, условно, «от первого чиха».
А наиболее подготовлены к кризисам (самым разным) оказываются как раз страны с сильным госкапитализмом, типа Китая и России.

P.S. В завершение журналист спрашивает декана Аузана, что будет дальше? И тот отвечает, что «будут новые требования к человеку».
Вот тут я согласен. И к декану экономического факультета самого престижного ВУЗа России тоже.
Для страны, которая «уверенно стала на курс государственного капитализма», декан, фанатично повторяющий мёртвые либеральные догмы, не нужен. Да и 66 лет – уже пора на пенсию, уступать место кому-то более адекватному эпохе.

Подумайте сами: если бы в 2016 году МГУ согласилось с предложением Глазьева, что нужно читать курс антикризисного государственного управления (и да, предполагалось, что я тоже буду читать там лекции), у нас на сегодня было бы уже несколько сотен молодых антикризисных менеджеров.
Но вместо этого студентов четыре года продолжали зомбировать «госкапитализм это плохо» и «невидимая рука рынка порешает». И продолжают втирать им эту чушь и сегодня…

Опубликовано https://jpgazeta.ru/aleksandr-rodzhers-aleksandr-auzan-shaman-obankrotivshegosya-liberalizma/

Rogers Red

Социализм 2.0


Есть у меня одна хорошая традиция. Раз в пару лет писать статью с оппонированием уважаемому Ростиславу Ищенко.
В прошлый раз из этого вышла прекрасная статья «Возможен ли социализм в России?», которой я был очень доволен. Так что не грех и повторить.

Итак, в этот раз я буду оппонировать статье «Плохая новость для «коммунистов».
Я, к счастью, не коммунист (а социалист). Поэтому для меня плохих новостей нет.

А если серьёзно, то хотя в ряде утверждений я с Ростиславом согласен, но главные положения и выводы вынужден категорически отрицать. Как говорят англичане, «respectfully disagree».

Да, пролетариат в его классическом определении сегодня практически исчезает. Да, настоящих идейных коммунистов также почти не осталось. Да, левая идеология переживает глубокий упадок и после ухода зубров и мастодонтов типа Гэлбрейта и Валлерстайна многие всерьёз считают левым философом даже дешёвого эпатажника и хайпожора Жижека, который вообще ничего интересного и нового не предлагает (а некоторые считают идеологами даже, прости меня Ленин, Костю Сёмина и Николя Платошкина).
Но, как гласит народная мудрость, «самый тёмный час перед рассветом».

И с главным тезисом статьи «перетекание нынешнего кризиса в преимущественно экономическую форму даёт нынешней модели неплохой шанс продержаться ещё пару-тройку десятков лет» согласиться никак нельзя.
Потому что кризис давно вышел за рамки чисто экономических/финансовых проблем.

1. Кризис идентичности. Большинство европейцев не смогло стать абстрактными «европейцами», как и многие жители США не стали «американцами», а сохраняют свою базовую идентичность. «Плавильный котёл» в либеральном варианте не срабатывает.

1а. Это порождает кризис с беженцами. Который никто даже не пытается решать – всё очень тупо пущено на самотёк в безумной надежде «само образуется».

2. Кризис ценностный. Путин, а затем и Макрон констатировали смысловую смерть либерализма. Правда, замены пока чётко не артикулировано. У Макрона вообще нет чёткого ответа, а ответ Путина «патриотизм», будем говорить прямо, лишь частичен и не самодостаточен. Возможно есть и более полный ответ, но он пока не озвучен.

3. Кризис управленческий. Пока всё было внешне относительно стабильно, система кое-как держалась (уходя при этом в отрицательные проценты, накапливая долги, старея и постепенно наращивая энтропию). Но как только появился первый (причём не самый страшный) вызов в виде короновируса – западная модель мгновенно посыпалась.
В Европе страны перехватывают друг у друга гуманитарные и медицинские грузы, в США аналогичная картина между отдельными штатами, все ведут себя по принципу «Умри ты сегодня, а я завтра».

Схлопывается международная торговля, прерываются производственные цепочки (особенно это заметно в фармакологии), элиты повсеместно (за исключением России и Китая) демонстрируют неспособность справиться с ситуацией.
Истерия, инфантилизм и отрицание реальности (не могут же эти «отсталые» страны оказаться более эффективными, хнык-хнык) доходит до того, что и нас, и китайцев разведки (не кто попало!) западных стран обвиняют в «сокрытии истинных масштабов эпидемии». Клиника.

И тут мы с Ростиславом практически сходимся в оценке ситуации. Равно как и в перспективах, описанных в следующем абзаце:
«В этих условиях не каждое государство может выстоять. Но те, которые выстоять не смогут и будут сметены бунтом маргиналов, попадут не в коммунизм, а в новый каменный век. Структура общества упростится до общины (в основном до соседской, но где-то возможно и до родовой). Общинам, охраняющим кормящий их ресурс, будут противостоять банды, стремящиеся этот ресурс изъять и потребить. Отличаться друг от друга они будут лишь тем, что общины настроены на производство, потребляемого продукта, а банды не его изъятие.
Те же государства, которые смогут выстоять и в целом сохранить современную структуру общества, понесут значительные экономические потери. Точно так же, как Европе после Второй мировой войны или России после 90-х годов, им понадобится несколько десятилетий восстановительного периода».

За исключением «десятилетий восстановительного роста». Потому что китайская экономика уже этот год, по прогнозам, завершит ростом в 2-3%, да и российская, если даже просядет, то незначительно – и в дальнейшем, после изменения своего статуса в мире, компенсирует это сторицей.

А вот дальше Ростислав совершает логическую ошибку, когда пишет «Всё это время, старая система будет более, чем эффективной и жизнеспособной».
Потому что выживут и выйдут победителями из кризиса страны, которые уже отличаются от неолиберальной «старой системы» – это, прежде всего, Китай и Россия. Это уже очевидно даже по промежуточным итогам.
Это будет УЖЕ новая система, по факту.

Да, это не будет некий абстрактный «коммунизм» (я вообще, как и все остальные, очень смутно представляю себе, как это). Это будет госкапитализм с сильной социальной составляющей, то есть тот самый «социализм 2.0», о котором писал Гэлбрейт.

Причём построенный не «идейными коммунистами», а, опять же, описанной Гэлбрейтом «техноструктурой». Не говорливыми идеалистами (что для некоторых предельно обидно и вызывает лютые истерики и не менее лютую ненависть), а прагматичными практиками.

Так что будущее, в победивших странах, будет социалистическим (а что там будет твориться на территориях хаоса, можно почитать у Тома Клэнси или Кима Робинсона).
Просто этот социализм будет эволюционным, а не революционным. И поэтому, конечно, не устроит (уже не устраивает) мамкиных революционеров, мечтающих таким образом (без системного образования и упорного труда) сделать карьеру.

История всегда строится по такому принципу. Сначала любая революция пытается построить некий идеал. Затем наступает не менее упоротая реакция, пытающаяся вернуть всё «обратно», не понимая, что обстоятельства уже изменились, и,  опять же, не к реальности, а к некоему своему, не менее утопичному идеалу прошлого. И в третьей фазе устанавливается умеренный и жизнеспособный компромисс между старым и новым.
Так было с гуситами (где попытка идеалистов-таборитов построить утопичное общество потерпела крах), так было с голландской революцией, так было с Великой французской революцией, так получилось и с СССР.

Собственно, всё это (революция, реакция, закрепление «новой нормы») давно описано у Маркса, Энгельса и Ленина. Беда в том, что нынешние вместолевые классиков на самом деле не читают.

P.S. Да, в некоторых регионах будет упрощение системы, в том числе через распад существующей государственности и гражданские войны. Но не везде. А как раз в реакционных, придерживающихся «неолиберальных ценностей» странах.

В России же, Китае и примкнувших к ним странах будет реализован давно описанный и предсказанный Гэлбрейтом, Валлерстайном и мной (как их последователем) социализм 2.0.
И именно социализм, социальная (человекоцентричная) ориентация государства и будет новым источником легитимности власти.

Опубликовано http://alternatio.org/articles/articles/item/79551-tot-samyy-sotsializm-20

Rogers Red

Не посещайте собрания нечестивых и не слушайте лжепророков


Как гласит древняя статистическая мудрость, «Один раз – случайность, два – совпадение, три – закономерность».
Давайте считать. Можно начать с чеченских войн, там показательных случаев тоже много было, но ладно – возьмём только новейшую историю.

В первый раз российская либеральная оппозиция защищала террористов в деле «Нового величия».
Второй раз российская либеральная оппозиция защищала террористов в деле «Сети».
И вот он, третий раз – штаб Навального в Ярославле снял ролик в защиту джихадистов, причастных к запрещённой в Российской Федерации ИГИЛ.

Причём каждый раз аргументация защиты сводится к «онижедети», «власть всё врёт» и «их пытали». Причём всё это без малейших доказательств, потому что «джентльменам верят на слово».
В этот раз, в виллу специфики обвиняемых (радикальных исламистов), к ним прибавилось «Рафик не уиноват» и «Мамой клянусь».

Каждый раз одно и то же: «наш мальчик хороший» (редко какой родитель признает, что вырастил сына-урода), «доказательства подбросили», «показания выбили», «ребёночка пытали» (соответствующей судмедэкспертизы нет).

Весь фильм навальнят состоит из слов матери, отца и адвоката одного из обвиняемых. По правилам журналистики положено предоставлять слово и второй стороне конфликта. Но навальнята не журналисты, они пропагандисты, отмазывающие террористов. Поэтому представителям следствия они слова не дали.

Кстати, в конце ролика выступает один из навальнят, внештатный корреспондент радио «Свобода» Даниил Кузнецов, тоже с весьма специфической бородкой (хотя для ролика он слегка зарос, чтобы это не бросалось в глаза).

При этом штаб Навального демонстрирует традиционную для них юридическую безграмотность (каков пюрер, такие и хомячки), несколько раз повторяя, что «подсудимым дали слишком много, и это при отсутствии потерпевшей стороны».
Если бы они хотя бы просто открыли статьи обвинения в Уголовном Кодексе, то смогли бы прочитать, что за терроризм дают до 20 лет, предотвращённый теракт также считается преступлением, и для таких статей потерпевшие не обязательны.

Но навальнята хотели бы, чтобы террористы кого-то убили. Тогда бы они, как вариант, могли орать «Силовики плохо работают, не предотвратили!».

Опять же, для обвинения в данном случае признательных показаний не нужно – собранных доказательств более чем достаточно. Это и несколько СВУ (самодельных взрывных устройств), и переписка в созданном террористами телеграм-чате, и пересланная в Сирию клятва верности абу Бакру аль-Багдади, и многое другое.

В прошлый раз, когда оппозиция защищала «онижедей», в результате оказалось, что на них двойное убийство, в том числе молодая девушка.

В этот раз «неуиноватые» обсуждали, как лучше душить и резать ножами полицейских, а также собирались подорвать шиитскую мечеть в Дагестане (желательно, когда там будет много людей).

Да, вот такие безграмотные и тупые террористы. А умные и образованные в бармалеи не идут.

Поддержка со стороны «ФБК» Навального различных террористов – это не случайность и не ошибка. Это системная и скоординированная деятельность.

Потому что уже после первого прокола любая вменяемая организация сказала бы «Мы что-то делаем не так. Это залёт. И впредь нужно быть осторожнее в выборе тех, кого мы защищаем и поддерживаем».

Но это вменяемая. А тусовка Навального к таким не принадлежит. Им платят не за адекватность.

Опубликовано https://jpgazeta.ru/aleksandr-rodzhers-zachem-navalnyj-zashhishhaet-dzhihadistov-iz-yaroslavlya/