December 13th, 2020

Rogers Red

Кража века


Пришла пора, мои маленькие «украинцы», поговорить серьёзно.
Я расскажу вам о преступлении. А если точнее, о краже века.

У меня (и у всех у нас) украли страну.

Представьте себе, была у нас страна – одна шестая часть суши, население почти 300 миллионов, полюс мировой силы, более полувека на равных соперничавший с США за мировое доминирование. Победила Третий Рейх, первая запустила человека в космос, пояс стран-сателлитов, ядерный щит. Зона влияния почти на всю Африку, половину Азии и даже в Латинской Америке. Природные богатства огромные, нефть, газ, алмазы, почти вся таблица Менделеева в недрах. Гимн такой, что когда он начинает звучать, то сам собой встаёшь и начинаешь петь (это вам не скулёж про «вмэрлэ щеня»). Ну и там по мелочи, типа «Красной Машины», которая в хоккее регулярно разрывала на британский флаг канадских профессионалов.

Давайте договоримся, что поскольку текст для печатного издания, то дальше по тексту вы в нужных местах сами будете мысленно проставлять маты. Там очевидно, в каких именно местах они должны быть.

И вот в 1991 году у меня (у нас) забирают 97% территории (площадь СССР 22,4 миллиона кв. км, площадь Украины – 600 тысяч кв. км, считайте сами), 84% соотечественников, почти все природные богатства, гордость за страну, историю и культуру, космос и величие.

Это всё равно, что вместо «всенародного достояния» тебе в зубы всучили «ваучер», за который можно купить целый кусочек ничего.

Взамен говорят «теперь ты украинец, сынок, пышайся!».
Чем?!
Тем, что выкопали Чёрное море? Но тогда даже этого бреда ещё не придумали.

А меня вообще спросили, хочу ли я быть этим самым «украинцем»? У меня половина предков чехи, вторая половина русские из Орла и Сибири. И родственники от Мурманска на севере до Краснодарского края на юге, и от Праги на западе до Омска на востоке.

Мне говорят «Святогор, Илья Муромец, Добрыня Никитич – это больше не твоё. Держи «Котигорошка». Кого-кого?!

Тебе говорят Александр Невский, Пересвет, Иван Калита – это всё «москали». Зато у тебя теперь есть великий герой Сирко! Так, ***, собаку в забитом селе зовут, причём трусливую и шкодливую. Песня даже есть «Сирко, собака, мий собака». Хотя её тоже только потом придумали.

По истории теперь учить про Суворова, Кутузова, Румянцева, Нахимова – не надо. Жукова, Рокоссовского, Конева, Ватутина – тоже. Славных побед русского оружия не было.
Учить надо только историю бесконечных поражений биднойи нещаснойи Украйины, которую на протяжении тысячи лет попеременно дрючили клятые москали, клятые турки и клятые (но не очень, потому что хочется евроинтегрироваться) поляки.

Иван Грозный, Петр Великий, Екатерина Вторая – это тоже не твоё теперь.
Про Хмельницкого учить западло, потому что он сделал единственную правильную вещь, которую можно сделать с «Украиной» – присоединил её к России. А потому зраднык и ганьба!

Остаётся только Выговский, который пытался переметнуться к полякам, развязал гражданскую войну и довёл Малороссию до состояния, известного по учебникам как «Руина». И заеденный насмерть вшами предатель Мазепа.
Всё, на этом история Украины заканчивается.

Украв у тебя историю, начинают воровать культуру. Например, литературу. Всё, Пушкина, Лермонтова, Давыдова, Достоевского, Толстого у тебя больше нет.
И Гоголя с Булгаковым, кстати, тоже. Их особенно, потому что кляти, кляти, кляти!

А что есть? Мелкий карточный шулер Котляревский с матерной «Энеидой», истеричная лесбиянка Леся «Украинка» и «ваше всё» Тарас Шевченко. Творчество которого специально переводили с русского на украинский, потому что изначально «Кобзар» писал на южнорусском говоре русского языка – какая засада и зрада.

Чуть не забыл, ещё был Остап Вышня, но его нельзя изучать, потому что он писал про «чухраинцев» и всю эту селюковость дичайшее выстёбывал.

Что там после художественной литературы? Давайте посмотрим на философию. Виноват, на хвильософию. Украинская философская мысль – это Иван Франко, который всегда подчёркивал, что он русин и на «украинца» обижался. И Сковорода, который просто ученик и последователь Санкт-Петербургской философской школы. Всьо! Полнейшая зрада.
И куда там до этих двоих тягаться Соловьёву, Бердяеву, князю Кропоткину, Фёдорову, Циолковскому, Герцену или тому же Ульянову-Ленину? Завидуйте, москалики!

Хотя лично меня в украинской мове добил перевод «Хоббита» Толкина на неё самую. Книжка «Гобит» рассказывает несчастному читателю, что Гамгам (так поиздевались над Голлумом) ведёт Фродо и Сэма через горы, по которым бегают орки с, извиняюсь, списами. Периодически они разводят костёр сырниками. И всё это чтобы кинуть кильцэ в жерло вулкана (это даже творцы украинского языка не смогли исказить) и спасти Сэрэдземъя.
Орки – это, между прочим, искажённые эльфы. Как украинский – это искажённый русский. Что намекает.

Мова, кстати, чрезвычайно бедная. Количество слов мизерное, оборотов мало, словообразовательный механизм убогий. Человек, который думает на мове, неизбежно ограничен её мизерным словарным запасом и поэтому априори скудоумен.
Пусть теперь в мазанке хором Гансы
С ляхами ставят вас на четыре кости, поганцы.
Как в петлю лезть, так сообща, сук выбирая в чаще,
А курицу из борща грызть в одиночку слаще?

Бродский, сволочь, гениален. Всё предвидел. И даже последнюю «войну за борщ» (потому что больше у чубатых ничего не осталось).

Да самое простенькое стихотворение Николая Гумилёва или Александра Блока (если там вообще есть такие) в тысячу раз богаче самого лучшего (если там есть такие) стихотворения Тараса Шевченко или, прости Господи, Володымира Сосюры. По богатству смыслов и образов, по фонетике, по яркости красок.
С Богом, орлы, казаки, гетманы, вертухаи!
Только когда придет и вам помирать, бугаи,
Будете вы хрипеть, царапая край матраса,
Строчки из Александра, а не брехню Тараса.

Что там после языка и литературы? Пусть будет музыка.
Чем бить будем? «Щелкунчиком» или «Князем Игорем»?

Да, русская классическая музыка – это Чайковский, Римский-Корсаков, Бородин, Глазунов, Мусоргский, Глинка и так далее.
А, извиняюсь, украинская где?
Картавое блеяние Вакарчука на ворованную у «Битлов» музыку не предлагать. Остаётся только «гопцы-дрыпцы» Сердючки.

Да, в Киеве есть театр оперы и балета. Построенный русскими. Имени Тараса Шевченко. На Украине вообще, всё имени Шевченко – бульвар, театр, метрополитен, университет и так далее. Потому что нет больше никого, кроме Шевченко!
Пелевин мог бы роман так назвать «Шевченко и пустота», если бы Тарас вообще хоть кому-то был интересен, в отличие от Василия Ивановича.

Спроси кого-то в мире (не на постсоветском пространстве) «ху из Шевченко?», максимум вспомнят про футболиста. Зато кто такой Толстой, Достоевский, Пушкин, Чайковский, Шостакович, Рахманинов – ответят от Нью-Йорка и до Пекина. В Нью-Йорке, правда, не во всех районах.

И так куда не ткнись. Везде по запросу «украинский» зияющая пустота. Космонавт один (нет, одын), и тот летал не на своём аппарате – а после оказался никому не нужен.

Поэтому и идут судорожные попытки записать в украинцы Иисуса Христа, императора Юстиниана или хотя бы Джо Байдена. Не говоря уже про Вернадского, Чайковского и Сикорского.
Или хотя бы боржч!
Ведь если забрать борщ, то у свидомых останется только голая «дупа». Хотя нет, это польское слово, так что и «дупы» не останется.

Понимаете, если когда-нибудь китайцы начнут битву с русскими за происхождение пельменей в турецкой (!) Википедии – всё, можно будет считать, что Китай кончился.

Тут невольно вспоминаешь учение товарища Гегеля, что есть исторические народы и неисторические народы.

В общем, «независимость» – это когда тебя забросили на необитаемый остров, лишив доступа к цивилизации, культуре, технологиям, нормальному общению. И говорят «поздравляем, ты независим» (от чего? от своей большой Родины?!).

И ладно бы, если бы просто на необитаемый остров. А ведь под боком ещё и богопроклятая Галиция, откуда постоянно лезут маленькие злобные йододефицитные гоблины. Причём у этих гоблинов рабское преклонение перед Хранцем-Йосипом и всем западным сочетается с компенсаторным «я при белых господах, а значит я сам почти надлюдына». И они со своим «оздьо» лезут и лезут. Левко, Вуйко, Дурко и Рагулько.
Архитипичным представителем горных вуек является недоразумение по фамилии Дроздов, которое вечно воняет на различных западенских телеканалах. Этого чахлыка в школе били все, даже младшеклассники, поэтому он теперь пытается отомстить всему миру, записывая миллионы людей в «унтерменши», которых он бы уничтожил (никто не сомневается, что ему хотелось бы, вот только ни силы, ни смелости для этого у вырожденца нет).
Женский вариант вуйки – это Олэна Самбул (Маруся Зверобой). С повадками и лексикой портовой проститутки. Хотя это я, конечно, оскорбил честных тружениц секс-индустрии.
Вуйки очень гордятся Львовом – городом, в котором несколько центральных кварталов хранят развалины архитектуры более высоких цивилизаций (германской, польской и немного армянской). Вуйки к этой архитектуре никакого отношения не имеют – самостоятельно они не то, что создать шедевры архитектуры, но даже наладить нормальное водоснабжение или вывоз мусора не в состоянии. Поэтому Львов приходит в запустение и постепенно разрушается. Так всегда бывает, когда город оказывается захвачен реликтовыми гоблинами (или кобольдами, я не силён в их разновидностях). С Киевом сейчас то же самое происходит.
Извините, я отвлёкся. Наболело.

И тут, в 2014 году, пусть это прозвучит парадоксально, «благодаря» евромайдану и кровожадности вуек, я оказался в России!
Счастье-то какое! Вы себе даже не представляете.

Во-первых, по приезде в Москву ноги сами меня вынесли к памятнику Карлу Марксу. Стоит, никто не снёс, даже краской не заляпан – потому что нет сумасшедших бандарлогов.

Во-вторых, метро Марксистская, Пролетарская, Комсомольская – ничего не переименовано. Да и в целом Метрополитен им. Ленина – как был, так и остался. Дикие, отсталые варвары, куда там до просвещённых (рентгеном в одно место) укропейцев.

В-третьих, речь. Красивая русская речь на улицах. Без «шокания» и «гэкания». Это просто праздник какой-то. Я первое время вообще просто бродил по улицам и слушал, как люди говорят. Тащился.

В-четвёртых, просторы. Я вскоре после приезда поехал по делам в другой город. Недалеко, за две тысячи километров. По привычке поездом. 38 часов. Это так, чуть больше одной пятой до Владивостока. И в два с половиной раза больше, чем через всю Украину. Я же говорю – недалеко.
Ещё и слоган РЖД в поезде «Россия живёт просторами» (если не ошибаюсь). Прямо прочувствовал это. Едешь – и часовые пояса меняются. А в другой раз поехал на юг – так климат за окном меняется. Люблю поезда (больше, чем самолёты).

Вообще (в-пятых), в России всё большое. И театр тоже Большой. Чтобы понять и прочувствовать всё величие Империи, каждый должен хотя бы раз там побывать. И тогда все нелепые иллюзии, что какие-то хуторские «украинцы» смогут когда-то «перемогти» русских, мгновенно рассеются. Швеция не смогла, Пруссия не смогла, Блистательная Порта не смогла, Франция не смогла – куда уж тут каким-то окраинным вырусям.

Просторна Россия, вольна, широка. Дышится легко и свободно. И люди в России широкие (некоторые всё безуспешно пытаются сузить, но ничего не получается.
Кажется Монсон говорил в одном из интервью, что перестал в России хвалить красивые вещи у других людей. Потому что русские сразу норовят ему эти вещи подарить, причём очень настойчиво.

Так что да, в-шестых, люди! Не открытые, нет (открываться перед первым встречным это вообще неправильно), а искренние. Завоевать доверие такого тяжелее, но если уж сумел, то тогда получишь всё настоящее – и эмоции, и чувства, и помощь, и участие.
Опять же, на Украине я умирал от духоты и отсутствия мысли. Не с кем поговорить, не с кем поспорить. Да и не о чем особо. Украинские «мыслители» способны только тупо повторять прочитанные в книгах догмы, не порождая собственных смыслов.

А в России есть люди, обладающие не только огромной эрудицией (как показывают некоторые примеры из «Что? Где? Когда?», типа Новикова, начитанность ещё не означает, что человек умный и/или способный адекватно анализировать информацию), но и живым умом и мощным философским инструментарием. Который они активно используют не только для глубокого анализа всего происходящего в мире, но и для генерации идей и смыслов.
Для себя я называю таких людей Источниками. И напиться мудрости, и освежить собственные мысли (но об этом как-нибудь отдельно).

Что-то я растёкся мысью по древу. Пора сводить к итогу.
Люди, по недоразумению считающие себя «украинцами», уже шестой год злятся, что «у них украли Крым».
А на самом деле у них гораздо раньше украли Москву и Питер, Байкал, Алтай, Кавказ, Дальний Восток, Камчатку, Суворова и Кутузова, Александра Невского и Илью Муромца, Пушкина и Толстого, Чайковского и Шостаковича, Беринга и Ермака, нефть и газ, алмазы и золото, Заполярье, Великую Степь и не менее Великую Тайгу.

Вынудили ютиться в маленькой, затхлой и насквозь фальшивой «украине» вместо огромной, могучей и прекрасной России.
Политический «украинец» (сколько бы пропаганда ни рисовала других образов) – это нищий жлоб с протянутой рукой, побирающийся и пресмыкающийся перед всей планетой. И которого непрерывно грабят под крики о «незалежности» уже тридцать лет.

И если вы это поймёте, и вместо дурацкого «Чей Крым?» (русский, ежу понятно) начнёте спрашивать (себя, прежде всего) «Чья Россия?» и, самое главное «КТО Я?!», то вы станете на шаг ближе к возвращению себе всего украденного у вас всякими мерзкими Кравчуками и их последователями.

Лично я себе свою большую Родину уже почти вернул. Большую её часть.
Я понятно объясняю?

P.S. А представьте себе, сколько всего украли под крики о «незалежности», например, у армян, зажатых в горах среди недружественного окружения и находящихся под перманентной угрозой со стороны Турции. У белорусов, вынужденных отбиваться от козней Польши и Литвы, испытывающих фантомные имперские боли. И у всех остальных, кто когда-то был частью единой и могучей Империи.

Опубликовано https://news-front.info/2020/12/13/aleksandr-rodzhers-krazha-veka/

Rogers Red

Не бывает общества без идеологии


Посмотрел диспут Ростислава Ищенко и Андрея Ваджры на канале «ПолитВера» по поводу необходимости национальной идеи для России.
Мой изголодавшийся по интеллектуальной пище мозг получил массу удовольствия и требует продолжения банкета.

Потому что, в отличие от различных телевизионных шоу, где постоянно орут «Нам нужна государственная идеология! Нам срочно нужна государственная идеология!», но ничего не говорится о том, какой именно она должна быть и почему, разговор шёл максимально предметно.
Нужна ли вообще идеология, в каких именно направлениях она нужна, в чём должна выражаться и так далее. Моё инженерно-аналитическое мышление всячески одобряет такой подход.

Ещё пару ремарок перед разбором.
Во-первых, для кучки закомплексованных анонимных неудачников, которые будут возмущаться «понаехали тут хохлы и жизни учат». Да, приехали русские с Малороссии и думают о судьбе нашей общей Родины. А вы со своими сепаратизмом уже надоели.

Во-вторых, есть у меня традиция раз в пару лет оппонировать Ищенко. Не из вредности, а ради пользы делу.

И, наконец, в третьих, у меня перед Андреем и Ростиславом преимущество, потому что они диспутировали в прямом эфире в реальном времени, а я пишу текстом, что даёт мне дополнительное время на подумать и лучше сформулировать мысль.

А теперь поехали.
Побуду немного Шариковым. Потому что несогласный я, с обоими. Мудрствуют они, забалтывают, проклятые охранители. А нужно просто взять всё – и поделить.
Шутка.

Если же серьёзно, то не бывает общества без идеологии.
Есть общие правила – одна идеология. Каждый сам по себе – другая. И даже отрицание любых ценностей и правил, нигилизм, тоже идеология.

Как упоминал Ищенко, государство обеспечивает закон и порядок – это идеология. Этатизм называется.
Идеология пронизывает общество и определяет множество взаимоотношений в нём.

Например: педофилов мы забиваем камнями, химически кастрируем, просто сажаем в тюрьму или называем «историками из общества «Мемориал» – это идеология.
Семья это ячейка общества или отживший своё атавизм – это идеология.
Неотторжимость территории России и наказание за призывы к сепаратизму – идеология.
Мы ведём суверенную политику (внешнюю и внутреннюю) или подчиняемся диктату «международных непонятно кого со светлыми лицами» – это идеология.
И так во всём.

Тут мы подходим к одному из самых главных вопросов во всём этом споре: Нужно ли официально декларировать некую идеологию? Или достаточно просто неформального её выражения в виде статей Конституции, сводов законов и нормативных актов?
Я считаю, что всё-таки нужно.

По предельно простой причине: Если вы не продвигаете свою идеологию, то кто-то другой продвигает свою. И результат вам, скорее всего, не понравится (потому что он делает это не в ваших интересах, а в своих – в этом месте заплакали украинцы и либералы).

Если вы не озвучите свою идеологию, причём жёстко и принципиально, то уже скоро мы получим «современную западную повестку», которая на сегодня состоит:
- можно ли есть людей (озвучено в Швеции);
- легализация тяжёлых наркотиков (уже начата в США);
- проституция и аборты для десятилетних детей («Хуман Райтс Вотч» пыталась протащить в ООН).
Можно продолжать, но, как по мне, уже более чем достаточно.

Мягко говоря (очень мягко, формат публичного издания не позволяет мне выразиться в полную силу), я бы не хотел, чтобы мои дети жили в подобном обществе.

И чтобы им там кто-то рассказывал «один раз не тридварас» или «попробуй это, с одного раза привыкание не наступает». И, тем более, чтобы кто-то смотрел на них, как на еду.
Для этого в обществе должен быть не только официально задекларирован, но и внедрён законодательно предельно жёсткий запрет на многие подобные вещи.

У меня только на днях вышла большая (я бы даже сказал «на грани отчаяния») статья, перечисляющая большое количество различных откровенно нездоровых отклонений в психике, ценностях и суждениях, которые пытаются навязать нашему обществу.

То, что происходит в мире, уже вполне можно называть «индуцируемое безумие». И в этот момент выдать жёсткое определение НОРМЫ – это уже вызов навязываемым шизофрении и хаосу. Мы – бастион Порядка, остров Здравомыслия, Империум Человечества.

Кстати, насчёт ответа на другой поднимавшийся в диспуте Ваджра-Ищенко вопрос «что Россия может предложить миру?».
Глядя на то, что происходит во многих так называемых «развитых» странах, лозунги типа «А у нас не едят людей» и «У нас ваши дети в безопасности от педофилов» скоро будут мегапопулярны.

А ещё мы выгуливаем собак. Извините, не удержался. Классика!

Плюс для рядовых жителей ряда соседних с Россией лимитрофов уже сегодня мегаактуальны лозунги типа «А у нас не стреляют» и «Коммуналка по общероссийским тарифам». Для Карабаха, например, больше актуален первый лозунг, а для Украины, где услуги ЖКХ уже в семь раз дороже, чем в Москве (и с нового года ещё подорожают на треть) – второй.

И я, лично для себя, хотел бы на официальном уровне услышать ответ на вопрос «Россия приветствует добровольное вхождение в свой состав новых территорий, как было с Крымом – или нет?».
Потому что если «Да», то это обрадует несколько миллионов моих братьев на Донбассе (и не только), а если «Нет», то зачем я уже несколько лет распинаюсь? Забью на это дело и займусь другими делами. Вроде как говорилось, что России нужны люди для перехода на новый технологический уклад и победы над демографической ямой – но хотелось бы всё же официально уточнить.
Мало того, что это прекратило бы массу споров внутри страны, но ещё и послало бы однозначный сигнал русским и русскоязычным в целом ряде других стран.

Чем это не идеология?
У нас многие, говоря об идеологии, почему-то обязательно подразумевают уже совсем какие-то шаблонные «измы-измы»: коммунизм, монархизм, национализм или либерализм.
Но, ребята, с тех пор, как все эти старые «измы» были впервые сформулированы, прошло по 150-200 лет! За это время многое кардинально поменялось – начиная от технологий и заканчивая геополитическими раскладами.

А некоторые, альтернативно одарённые, спустя сто лет, по-прежнему пытаются на «красных» и «белых» делиться. Вы ещё на оптиматов и популяров начните делиться, честное слово!

Как правильно заметил Ростислав (я даже занёс это себе в цитатник для дальнейшего использования), «Если мы хотим построить единое будущее, то нам нужно единое настоящее и единое прошлое».

И провозглашённая единая идеология поможет нам сформировать, как минимум, единое настоящее. А постепенно, возможно, и единую, взвешенную, лишённую «а у моего деда большевики корову забрали» оценку прошлого.

Идеология вовсе не обязательно должна возводить в абсолют какой-то один принцип или признак – национальность (как национализм), форму правления (как монархия) или класс (как коммунизм).
В современном мире, где все определения размыты и все значение большинства терминов искажены, идеология – это именно «за всё хорошее» (с прилагающимся списком того, что мы считаем хорошим) и «против всего плохого» (с соответствующим списком). Потому что моё «хорошее» совершенно точно не совпадает с «хорошим» педофила и предателя. Именно это отвечает на вопрос «кто мы?» (и чем отличаемся от всех остальных).

И, конечно, список целей – который отвечает на второй извечный вопрос, «Камо грядеши?».

Причём цели, крайне желательно, не должны быть абстрактными типа «построить неведомую зверушку», а предельно предметными – то есть результат должен быть проверяемым.
Потому что «построили коммунизм» невозможно проверить. Потому что нет чётких критериев исполнения. То же самое с «построили бесклассовое общество» или, тем более, вообще не имеющей смысла и не измеримой «этнической чистотой».

И уж тем более не может быть настоящей целью монархия (для отдельного человека, чтобы потешить свои амбиции – да, для социума – нет). Она, как и демократия или другие формы правления – это только средство, инструмент достижения настоящих целей.

Данный текст нельзя закончить без разбора ещё одного важного момента, затронутого в вышеупомянутом диспуте: относительно того, что большинство людей глупы и ничего не хотят, кроме удовлетворения базовых потребностей (есть, развлекаться и заниматься сексом).
Современная социальная психология и социология дают нам даже примерное распределение:
- 2-4% населения – «личности»;
- 6-8% населения – «индивидуальности»;
- около 20% населения – «индивидуумы»;
- и оставшиеся 70% – простите, «особи» (терминологию не я придумал).
Проценты слегка варьируют от страны к стране, но не существенно.

В целом да, примерно две трети населения – это, что называется «обыватели». Которые живут «работа-дом», слушают Бузову и Киркорова, читают только Донцову и «Руководство дачника», а происходящим в стране и мире практически не интересуются. Как я всегда говорю, политикой в любой стране активно интересуются 5-10% населения.

Когда Маркс и Энгельс писали свою теорию, то у них ещё не было подобных данных, потому что социологии как науки ещё не существовало. При этом большинство населения было безграмотным. И считалось, что в результате внедрения всеобщего образования поведение и ценности подавляющего большинства людей существенно изменятся. Этого не произошло.
И даже в Японии, где свыше 70% населения с высшим образованием (самый высокий процент в мире), число условных «обывателей» существенно не уменьшилось.

По пассионарности схожая картина. Пассионариев несколько процентов, субпассионариев (которые сами не пойдут, а вот если будет вожак, то пойдут) в несколько раз больше, а подавляющее большинство «в состоянии гомеостаза».

И по предпринимательству. Всё та же социология показывает, что в разных странах от 7 до 14% людей обладают способностями/тягой к предпринимательству (причём предпринимательство и интеллект не коррелируют). Остальных устраивает быть наёмными работниками. Поэтому все теории либертарианцев, что «всех нужно сделать предпринимателями» такие же далёкие от реальности, как и идеи вовлечь всё население в принятие политических и управленческих решений.

Ну не хочет большинство в это вникать! И без крайней нужды и не будет. А если вы попытаетесь их вовлечь, они пристроятся в фарватер к какому-то лидеру и будут пассивно «одобрямс», не особо пытаясь вникать в происходящее. «Вы там придумывайте, что надо, а я пока пасьянс пораскладываю или посмотрю мемасики в телефоне».
Все, кто играл в командно-штабные игры или участвовал в других подобных видах активности, вам это подтвердят.

Деление на лидеров/активных и ведомых/пассивных естественное, природное. И сохраняется в любом обществе. Поэтому все попытки ликвидировать разницу между управленческим и физическим трудом, равно как и попытки внедрить «демократию прямого действия» обречены.
Чтобы убедиться в этом, достаточно попробовать в родительском чате предложить собрать по сто рублей на какую-то необязательную инициативу. Желаю удачи.

Подчёркиваю: деление на лидеров и ведомых НЕ наследственное, не классовое, не имущественное и не сословное.
У какого-нибудь волевого и талантливого Александра Третьего может быть абсолютно безвольный и пассивный сын Николай Второй, которому по большому счёту это царствование и даром не нужно было. Ни мотивации, ни способностей. Лучше бы отказался в пользу брата Михаила или его сына, Александра Михайловича.
Аналогично и Пётр Первый и Пётр Третий – небо и земля.

Люди просто разные. Не «надлюдыны» и не «унтерменши», просто разные. Талантливый шахматист может быть абсолютно безмозглым и убогим во всём остальном, как Каспаров (специально вставил это предложение, чтобы лишний раз пнуть предателя). Из всех не сделаешь ни физиков-ядерщиков, ни тяжелоатлетов, ни ювелиров. Каждый должен делать то, что ему больше всего нравится и что у него лучше всего получается – ради общего блага.

При этим любой созидательный труд должен достойно вознаграждаться – это тоже идеология.

Безумная попытка создать армию без офицеров (приказ №1, если кто не догадался) привела к закономерному результату – армия развалилась. Безумная попытка построить анархистское общество без государства (Парижская коммуна, возглавляемая анархистами-прудонистами) завершилась позорным крахом – когда их победили значительно уступавшие численно роялисты.

Поэтому любые идеологические конструкции должны учитывать накопленный человечеством опыт, объективную реальность и наличные ресурсы. Иначе получится «мыши, станьте ёжиками» или что-то ещё такое же нежизнеспособное.

И последний момент. Да, большинство не вникает в сложные материи, слушает самую примитивную попсу, смотрит комиков с юмором «ниже пояса» и почти не читает. Но это не значит, что их не нужно пытаться развивать и тянуть вверх.

Как говорила в «Алисе в Зазеркалье» шахматная королева, «Здесь чтобы стоять на месте нужно непрерывно бежать. А чтобы двигаться вперёд, нужно бежать ещё быстрее». Как известно, Льюис Кэрролл был математиком, и прекрасно знал, о чём писал (об энтропии, естественно).
Чтобы общество не деградировало, его нужно непрерывно тянуть вверх. Это миссия прогрессоров.

Тянуть вверх всех, до кого можешь дотянуться. В этом заключается идея соборности.
Чем и Андрей, и Ростислав, и я уже много лет занимаемся.

Ох, ребята, это мука,
Да чтобы с голосом и слухом
Раздражать народу ухо,
Пробуждая дух и речь.

Опубликовано http://alternatio.org/articles/articles/item/86593-ne-byvaet-obschestva-bez-ideologii