December 22nd, 2020

Rogers Red

Может ли быть социалистическая революция в США?


В американском обществе за последние несколько лет резко выросло количество людей, которые считают, что они придерживаются левых взглядов.
Я не случайно выбрал именно такую формулировку, потому что американские «левые» имеют очень мало общего с нашими представлениями о том, что должно стоять за этим названием.

Если вы себе представили комиссаров в пыльных шлемах – забудьте. Я смотрел прошлогодний съезд американских, прости меня Ленин, «социалистов».
Одно выступление «А давайте мы не будем использовать аплодисменты, потому что это тригерит некоторых присутствующих в зале и они испытывают психологический дискомфорт».
Следующее «Давайте не использовать в выступлениях гендерно окрашенные местоимения типа «он/она», потому что это триггерит наших небинарных коллег».

Перефразируя генерала Чарноту, «Я бы записался в «Прауд Бойз», шлёпнул этих «социалистов», а потом снова выписался».

Для глубины понимания: главный редактор считающегося радикально правым сайта «Брайтбарт» Стив Бэннон (он же один из стратегов Трампа) говорит о проблемах рабочего класса практически в каждом своём выступлении.

При этом «левые» трындят в основном о гендерных и расовых правах, а словосочетание «working class» я слышал буквально от двоих-троих из них (в основном очень стареньких).
И, конечно, и Берни Сандерс, и профессор Вульф каждый раз, когда речь заходит о СССР, обязательно озвучивают то, что я называю «мантрой покорности»: СССР – это страшный ГУЛАГ, а Джозеф Сталин – палач и диктатор.
А они, значится, не такие. Ясно, что не такие – запуганные и прогнувшиеся.
Остальные, впрочем, ещё хуже.

Поэтому когда консервативные сторонники Трампа рассказывают, что Байден – чуть ли не новый Ленин, который хочет построить в США коммунизм, то я иначе как комедию это смотреть не могу.

Молодой лидер «прогрессивных» в Демократической партии Александра Окасио-Кортес на социалистку тоже не тянет. Мало того, что она слилась с социальной повестки и продвигает только экологическую тему с «Новой зелёной сделкой» (а её лоббируют вполне конкретные корпорации, желающие получить бюджетное финансирование – ваш Кэп), так она ещё и голосовала за увеличение военного бюджета и другие империалистические темы.
Как пела группа «Жуки» по схожему случаю «Какой ты нафиг танкист?».

Представьте себе, что было бы со всеми этими «левыми», если бы кто-то при них просто произнёс фразу «диктатура пролетариата»? Их бы всех триггерило, и многим потом понадобилась бы помощь психотерапевта (протяжённостью лет в пять-семь).

Я тут недавно вбросил в обиход «диктатура прогрессоров» (просто как пробную подачу, посмотреть на реакцию), так и у многих местных тоже миокард инфаркта приключился. «Мы же неавторитарные левые, кококо». Неавторитарные левые – не левые.

Так вот, в США за последние годы резко выросло количество людей, которые думают, что им нравятся левые идеи. Причём в стиле «не как в тоталитарном СССР, а как в Западной Европе».
Если вы не знали, то в Западной Европе, оказывается, победившая социал-демократия. Я вот не знал.

Хотя да, по сравнению с США что угодно покажется социал-демократией.
Потому что в Соединённых (если их так ещё можно называть) Штатах Америки у 92 миллионов человек вообще нет никакой медицинской страховки. Причём до Обамы было ещё хуже, Обама внедрил «medicare» для некоторых категорий населения, и за это его некоторые тоже называют «социалистом».
И в США нет бесплатного образования. Ни в ВУЗах, ни в колледжах (это их аналог наших старших классов, доступный только обеспеченным слоям населения). Исключение только именные стипендии для спортсменов и некоторых победителей олимпиад (чтобы повысить рейтинг самих ВУЗов).

Поэтому когда американские «левые» говорят о социализме – они подразумевают именно это: внедрение всеобщей медицинской страховки, списание долгов за обучение и тому подобные вещи.
Никакого тебе «Переход из царства необходимости в царство свободы». Они и слов-то таких не знают.

Социализм в их представлении – это халявные ништяки от государства. При этом никто даже не пытается отвечать на вопрос «За чей счёт банкет?».

Потому что о национализации речь никто из них не ведёт, повышение налогов (как в той же Европе) им тоже не нравится. «Прогрессивные» также последовательно выступают за свободу предпринимательства и «рыночек порешает», по сути находясь где-то на стыке анархо-капитализма и либертарианства.

Более того, американские «левые» последовательно отказывались поддерживать все инициативы Трампа по выводу войск из Ирака и Афганистана.

Ну то есть они не против империалистической политики и грабежа колоний. А это уже фактически ответ на вопрос «За чей счёт банкет?». За счёт всего остального мира. Что напоминает социализм только с приставкой «национал-».

Вот тут бы и пригодился Костя Сёмин, поехал бы к семье и заодно объяснил бы американцам, в чём заключается истинное учение Маркса. Но не едет, там ведь демократия, могут и грохнуть за такое – это вам не российская диктатура, где можно нести любую ахинею абсолютно невозбранно.

Хотя, конечно, объективные причины для роста левых настроений в США, безусловно, есть.
1. Почти треть населения на обладает медицинской страховкой. А это в их реалиях значит, что не может рассчитывать даже на скорую медицинскую помощь. И это в условиях пандемии, которая в США уже унесла больше жизней, чем Вторая мировая война.
2. Сумма задолженности по кредитам за учёбу приблизилась к 1,5 триллиона долларов. Такая задолженность есть примерно у 44 миллионов американцев. Многие выплачивают «образовательные» кредиты всю жизнь.
3. Связка «образование = средний класс» в США больше не работает. Всё больше людей с высшим образованием не могут найти работу по специальности, и вынуждены перебиваться низкооплачиваемой работой официатами и барменами.
4. Количество рабочих мест в industry и mining продолжает падать уже более 12 лет. Это пытаются компенсировать созданием рабочих мест в service и utility. А это не только менее квалифицированный труд, но и существенно ниже оплачиваемый (а зачастую ещё и не на полный рабочий день, не говоря уже об отсутствии хотя бы минимального соцпакета).
5. Около 45 миллионов американцев живут на продуктовые карточки (food stamp). Многие из этих американцев работают, но их зарплаты хватает в лучшем случае на оплату аренды жилья, а на еду уже не остаётся.
6. Свыше 19 миллионов американцев грозит выселение из домов после 31 декабря, когда закончится мораторий на исполнение eviction (ордеров на выселение). Ещё примерно столько же могут выселить через месяц.
Напомним, что во время кризиса 2008 года жилья лишились 5,1 миллиона американцев.
7. Ежедневно кончают жизнь самоубийством 22 бездомных американских ветерана различных войн.
8. Безработица. По разным подсчётам в США сегодня сохраняется от 16 до 18 миллионов безработных граждан.
И ещё от 11 до 22 миллионов нелегальных мигрантов, которые вообще никак не учитываются статистикой (есть ли у них работа или её нет).
Сейчас звучат голоса о необходимости амнистии для нелегалов и последующей натурализации, но хоть это поможет вывести их из тени, но проблему трудоустройства не решит.
9. Полицейский произвол. Ежегодно в США полиция убивает свыше тысячи безоружных граждан. Поскольку население вооружено до зубов, полиция также вынуждена проходить военные тренинги и зачастую стреляет раньше, чем думает.
И простого решения у этой проблемы также нет (куче хомячков это не понравится, но правильный ответ: в мирное время население должно разоружаться).
В подтверждение этого тезиса может служить, например, статистика по Чикаго – за текущий год количество огнестрельных ранений уже превысило четыре тысячи, несколько сотен умерло.
10. Ну и на всё это, конечно, накладывается пандемия коронавируса. От которой в США уже умерло больше, чем во время Второй мировой войны – на днях «колокол смерти» насчитал 300 тысяч. И каждый день умирает ещё по 2500-3000 человек.
11. Политический раскол и наглая фальсификация выборов демократами.

Всё это в совокупности создаёт мощнейшую базу для социального взрыва. Но в отсутствие идеологии, теории и организации, подобный взрыв никогда не превратится в революцию, а останется стихийным бунтом, который будет обязательно подавлен.

Я скорее поверю, что Чайная партия с её рэднеками и армейскими ветеранами замутит госпереворот со Стивом Бэнноном во главе, чем неопределившиеся со своим гендером защитники экологии и SJW американские «левые» смогут просто выговорить словосочетание «социальная революция».

Опубликовано http://alternatio.org/articles/articles/item/86979-gendernyy-kommunizm-amerikanskih-sotsialistov

Rogers Red

Всё меняется, а Россия - остаётся


Вчера был день рождения Иосифа Виссарионовича Сталина. И, пользуясь случаем, хотел бы поговорить о той шизофрении, которая творится в отдельных головах и даже целых группах по интересам в том, что касается истории России и её трактовок.

Итак, у нас есть монархисты. У которых «до 1917 года красота и процветание, а потом мрак, страх, кровь, кишки и дальше по тексту». Сопровождается это всякими слезливыми причитаниями типа «Прости нас, добрый царь» и прочим хрустом булок. И даже проводятся какие-то, прости меня Пушкин, «балы», где непонятные персонажи с колхозными рожами и такими же повадками корчат из себя «графьёв и князьёв».
У нас есть эмо-коммунисты. У которых «до 1917 года мрак, потом процветание, потом в 1991 году (иногда сразу в 1953) снова мрак».
И у нас есть либералы. У которых «вся история это непрерывный кровавый ужас, кроме 1991-99, когда хозяева под стол особенно жирные кости бросали».

И все пытаются приватизировать свой период истории и своих героев.
В последнее время набрало силу движение за возвращение памятника Дзержинскому на Лубянку. По идее коммунисты и сторонники СССР должны радоваться, но я уже видел крики «Злые буржуи хотят отобрать у нас Дзержинского и присвоить себе».
Фейспалм Иванович!
У некоторых от непрерывного косплея уже окончательно крыша съехала.

Есть один предельно простой вопрос: почему великий князь Александр Михайлович Романов, у которого большую часть родственников убили после революции, внимательно следил и радостно приветствовал большинство действий Владимира Ленина?
Цитата:
«Мне пришло в голову, что, хотя я и не большевик, однако не мог согласиться со своими родственниками и знакомыми и безоглядно клеймить все, что делается Советами только потому, что это делается Советами. Никто не спорит, они убили трёх моих родных братьев, но они также спасли Россию от участи вассала союзников.
...британское министерство иностранных дел обнаруживало дерзкое намерение нанести России смертельный удар… Вершители европейских судеб, по-видимому, восхищались своею собственною изобретательностью: они надеялись одним ударом убить и большевиков, и возможность возрождения сильной России. Положение вождей Белого движения стало невозможным. С одной стороны, делая вид, что они не замечают интриг союзников, они призывали своих босоногих добровольцев к священной борьбе против Советов, а с другой стороны — на страже русских национальных интересов стоял не кто иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянных выступлениях не щадил сил, чтобы протестовать против раздела бывшей Российской империи, апеллируя к трудящимся всего мира...
Некогда я ненавидел их, и руки у меня чесались добраться до Ленина или Троцкого, но тут я стал узнавать то об одном, то о другом конструктивном шаге московского правительства и ловил себя на том, что шепчу:
«Браво!».
Как все те христиане, что «ни холодны, ни горячи», я не знал иного способа излечиться от ненависти, кроме как потопить её в другой, ещё более жгучей. Предмет последней мне предложили поляки.
«Поляки вот-вот возьмут Киев! Извечные враги России вот-вот отрежут империю от её западных рубежей!».
Я не осмелился выражаться открыто, но, слушая вздорную болтовню беженцев и глядя в их лица, я всей душою желал Красной Армии победы.
Не важно, что я был великий князь. Я был русский офицер, давший клятву защищать Отечество от его врагов. Я был внуком человека, который грозил распахать улицы Варшавы, если поляки еще раз посмеют нарушить единство его империи. Неожиданно на ум пришла фраза того же самого моего предка семидесятидвухлетней давности. Прямо на донесении о «возмутительных действиях» бывшего русского офицера артиллерии Бакунина, который в Саксонии повёл толпы немецких революционеров на штурм крепости, император Николай I написал аршинными буквами:
«Ура нашим артиллеристам!».
Ответ такой же предельно простой, как и вопрос: Потому что он был настоящий патриот и государственник.
И ему благополучие России и её народа было важнее, чем факт, кто стоит во главе страны и какой в ней установлен идеологический строй.

Кстати, я вот тоже считаю, что нужно выполнить обещание Николая I и всё-таки срыть Варшаву. Проклятое место, регулярно порождает неуёмных дураков и их дурацкие интриги. И дустом сверху засыпать, для надёжности.

Князь также отмечает, что «единство государства Российского приходится защищать участникам III Интернационала, фактом остаётся то, что с того самого дня Советы вынуждены проводить чисто национальную политику, которая есть не что иное, как многовековая политика, начатая Иваном Грозным, оформленная Петром Великим и достигшая вершины при Николае I».

Возьмём Китай

Войны Троецарствия. Один из самых ужасных периодов их истории. На начало войн перепись населения Китая показывала 49 миллионов человек. После окончания – чуть больше 6 миллионов. Трудно представить себе что-то более кровопролитное и разрушительное. Целые провинции обезлюдевали, население городов выпиливалось полностью. Правители убивали собственных братьев, детей и внуков. Запредельная жестокость.
А сейчас это один из самых «интересных» периодов истории Китая. Фильмы снимают, книги пишут, компьютерные игры создают. Масса героев, масса сюжетов.

Или более новая история. Мао Цзедун во время Великого Похода боролся против Чан Кайши и правительства Гоминдань. Но Гоминдань была основана Сунь Ятсеном как партия борцов против британской оккупации.
И в современной китайской истории и Сунь Ятсена, и Чан Кайши, и Мао Цзедуна – всех считают патриотами Китая. Просто Великий Кормчий выбрал более правильный путь развития, а так все они желали блага Китаю (просто по-разному).
Более того, и к Дэн Сяопину, который отошёл от пути Мао, и Си Цзиньпину, который во многом вернулся к учению Мао, относятся аналогично.
Мао усилил Китай через социализм? Молодец!
Дэн усилил Китай через капитализм? Молодец!
Главное – китайская государственность и благополучие граждан.

Возвращаясь к нашим баранам

Даже в предельно идеологизированные периоды СССР ни кому в голову не приходило плеваться в собственную историю.
Одним из первых снятых художественных фильмов был «Александр Невский» на музыку Прокофьева («Вставайте, люди русские!»).
Советская власть всегда открыто восхищалась Петром Великим.
Никто не думал проклинать Суворова за то, что тот «князь Италийский», как сейчас модно говорить «по классовому признаку».
Поэтов «серебряного века» изучали в школьной программе.
Булгакова издавали и экранизировали.
Никто даже в горячечном бреду не писал «Князь Игорь, проклятый эксплуататор трудового народа».
И так далее.

Но некоторые современные косплееры под коммунистов договорились до того, что «Народу не нужно было помогать побеждать Наполеона в 1812 году». Потому что строй был неправильный (а у Наполеона, значится, правильный). Опять народ не тот попался мамкиным революционерам! Недостаточно сознательный!
Это ведь ничего, что армия Наполеона грабила Россию со страшной силой, на Запад почти непрерывным потоком шли обозы с наворованным. Главное ведь – это классовая борьба!
Из документов (в том числе дипломатической переписки) известно, что изначально Наполеон хотел оттяпать у России территорию по Смоленск. Это ведь существенно приблизило бы пролетарскую революцию! Или всё же нет?
Как говорил классик «Сказочный ***. Зачем его только из дурдома выпустили?».

И вся эта битва монархиздов с коммуниздами за «правильные куски истории» является на самом деле битвой нанайских мальчиков. Начатой ещё главным неполживцем Солженицыным и активно поддерживаемой западными спецслужбами.
Как говорил ещё один борцун с режимом, половину жизни бегавший туда-сюда, Зиновьев, «Целились в коммунизм, а попали в Россию».
Вот только так и было задумано.

Поэтому нужно воспринимать историю России, как единое органичное целое, начиная с первобытнообщинного строя, через феодализм и абсолютизм, через социализм, через любые преобразования – Русь, Московское княжество, Российская Империя, СССР, Российская Федерация, Империум Человечества.

Потому что строи и правители меняются, а Россия – остаётся.

Опубликовано https://news-front.info/2020/12/22/aleksandr-rodzhers-vsyo-menyaetsya-a-rossiya-ostayotsya/