January 28th, 2021

Rogers Red

Речь Путина в Давосе – разгромная критика империализма



Очередной форум в Давосе некоторые персонажи уже использовали для очередных нападок на Грефа, как на «спонсора педофилов и сатанистов». Грефа есть за что критиковать (за вполне реальные косяки и проблемы), но такое впечатление, что именно этим он доплачивает, чтобы говорить «видите, все мои критики упоротые».
Но это лирика…

А вообще лучше бы граждане слушали выступление на Давосском форуме нашего Президента. Потому что, во-первых, делает он это редко (в прошлый раз Путин выступал там как раз во время предыдущего экономического кризиса), а во-вторых, он говорил очень важные и знаковые вещи.

Отдельно я бы порекомендовал послушать Путина нашим обвешанным красными флагами и будёновками вместолевым косплеерам.
Потому что практически вся повестка выступления Путина была чисто левой.

Кратко перечислим основные тезисы выступления российского президента (мои комментарии в скобках).

Начал Владимир Путин с того, что подчеркнул глубинные перемены, происходящие на планете. Коренную трансформацию глобальной экономики, политики, социальной жизни и технологий.

Пандемия коронавируса, по словам Путина, лишь подстегнула и ускорила структурные изменения, предпосылки для которых были заложены уже давно, обострила уже существующие проблемы и дисбалансы (я уже почти год регулярно пишу о том, что кризис начался раньше пандемии, она его только обострила). Есть риски и дальнейшего обострения противоречий.
Многие эксперты сравнивают текущую ситуацию с тридцатыми годами прошлого столетия (а это не только Великая Депрессия в США, но и начало Второй мировой войны).

Обострение и ужесточение внутриполитических процессов в ведущих странах (где-то икнул Байден, сидящий на 25 тысячах штыков), умножение региональных конфликтов, деградация системы глобальной безопасности (ещё бы, если США и ЕС спонсируют террористов и свергают правительства, которые их сдерживают).

Некоторые пытаются решить свои проблемы, обвинив в них внешних врагов (и тут сделал небольшую паузу, намекая, что крайний во всех бедах мира последние годы лично Путин).
Противоречия нарастают по спирали. Возможно возникновение конфликта «все против всех» (новая мировая война, но уже без сложившихся блоков, потому что НАТО в этом случае распадётся).

В Китае за тридцать лет количество бедных сократилось с 1,1 миллиарда до 300 миллионов. А в России с 64 миллионов человек в 1999 году до 5 миллионов в настоящее время.
При этом в «развитых» экономиках уровень неравенства за этот же период стремительно нарастал. Так в США в 2000-м году нищими считалось 3,6 миллиона, то к 2016-му эта цифра почти удвоилась (а сейчас существенно выше). В развитых экономика Европы такая же тенденция к росту числа бедных.

Удвоение глобального ВВП по ППС за 40 лет, хоть и привело к сокращению числа бедных в «развивающихся» странах, но в «развитых» странах основную часть прибыли присвоили себе крупные транснациональные корпорации. Пресловутый 1% населения.

А у более половины жителей «развитых» стран доходы за эти десятилетия стагнировали. При этом стоимость услуг образования и здравоохранения увеличилась в три раза. Миллионы людей потеряли всякую надежду на улучшение своего благосостояния.

21% молодых людей в мире, 267 миллионов человек нигде не учились и нигде не работали (это потенциальное пушечное мясо как для войн, так и для террористов). И даже среди работающих свыше трети живут менее чем на 3,2 доллара в сутки по ППС.

Это во многом произошло из-за догматической экономической политики, проводившейся западными странами, в основе которой находился «Вашингтонский консенсус» (Путин критикует рейганомику, жизнь в кредит и «свободный рынок»).

Дальнейшее стимулирование экономик за счёт кредитов и «количественного смягчения» невозможно.
Путин также констатировал нарастающий разрыв между реальной и виртуальной экономиками, а также что все печатаемые деньги уходят в пузыри спекуляций на фондовых рынках (строго как некто Роджерс годами пишет).

После этого подчеркнул, что только эффективная роль государства может решить многие из перечисленных (и других) проблем.
Второй фундаментальный вызов, названный Путиным – общественно-политический. Рост социально-экономического неравенства порождает религиозную, межнациональную, расовую нетерпимость.

В процессе попинал технологические гиганты IT за ту цензуру, которую они развили в США в последнее время.

После чего начал говорить о необходимости снижения социального неравенства, выравнивания развития регионов (в том числе как метода борьбы с миграционными кризисами), о создании возможностей для гармоничного и всестороннего развития для каждого человека, реализации творческого потенциала любого.
Четыре ключевых приоритета:

1. Комфортная среда для жизни. Жильё и доступная инфраструктура.

2. Работа, дающая устойчивый и растущий доход, обеспечивающий достойный уровень жизни.

2а. Возможность учиться на протяжении всей своей жизни, что сейчас насущно необходимо.

3. Медицинская помощь.

4. Образование для детей и возможность реализовать свой потенциал.

И в целом экономика должна строиться по принципу «Человек – это не средство, а цель».

Следующим заявлением было: очевидно, что эпоха, связанная с попытками построить однополярный мир, завершилась (сказано было буднично, а где-то в Вашингтоне и окрестностях наверняка истерика пополам с паникой). Собственно, она и начиналась – была только неудачная попытка построить такой мир.

Как видим, вся риторика Путина была построена исключительно в левом (а если точнее, то лево-консервативном) ключе: разгромная критика империализма, «невидимой руки рынка», рейганомики, политики неограниченной эмиссии денег (зимбабвийской школы экономики), прибылецентризма, сверхобогащения мизерного количества сверхбогатых людей и прочих неолиберальных и капиталистических догм.

Что и требовалось доказать.

P.S. При этом нарочитое игнорирование всей глобалистской «вместолевой» повестки – SJW, ЛГБТ и «борьбы с изменениями климата».

Опубликовано: https://jpgazeta.ru/aleksandr-rodzhers-rech-putina-v-davose-razgromnaya-kritika-imperializma/
Rogers Red

Усталость подростков


Эй, пацанчег, у тебя такой же свитер, как у меня...

Я тут насмотрелся и начитался за последние дни подростков, которым «Надоело терпеть»(тм).
Сначала мне вспомнился старый советский мультфильм «Про Сидорова Вову». Если не помните, то пересмотрите.
А потом я решил, что просто расскажу, как лично мне жилось в четырнадцать лет. Так, чисто для сравнения.

Это был 1992 год, как раз вскоре после развала СССР. Мать моя работала в библиотеке, отец тоже получал копейки (и без того мизерные зарплаты ещё и задерживали по несколько месяцев). Питались мы в основном постными кашами – преимущественно гречневой, потому что рис дорогой. Масла в кашу не было. Про мясо/колбасу я вообще молчу – килограмм мяса стоил как половина месячной зарплаты.

И вот в конце весны 1992-го года, незадолго до моего четырнадцатилетия, мне надоело смотреть, как моя мать питается одной кашей. Но я не пошёл скакать на площадь (тогда бы меня быстро «демократизировали» («демократизатором» называли длинную резиновую дубинку). А основал свой первый бизнес.

Бизнес без особой фантазии, если честно. Я брал товар под реализацию, продавал, а разницу забирал себе. У нас было много конкурентов, но мы выигрывали у них за счёт двух вещей:
а) мы демпинговали цены (их все демпинговали, но мы успешней);
б) мы приходили на рынок в половине шестого утра, когда в город приезжали оптовики, продавали свой товар, а к восьми-девяти приходили наши конкуренты (а клиенты уже все закупились и уехали, пока-пока).

Итак, мой обычный день выглядел так:
1. Встать в пять утра, до половины шестого возить тачками («кравчучками», чтобы он сгорел, этот старый лжец) товар на рынок, потом торговать.
2. К 8:30 нужно попасть в школу, чтобы учиться. И умудриться как-то оставаться лучшим учеником школы, получающим «похвальные листы».
3. После школы учиться, делать домашние задания и читать. Классическую литературу, приключения, детективы, фантастику, фэнтези – всё, что горит (простите за такую шутку в стиле «451 по Фаренгейту»).
4. К десяти вечера идти разгружать приехавший грузовик с товаром. Разгружать можно было только в темноте, потому что в светлое время суток была опасность, что нагрянет налоговая (в лучшем случае) или бандиты. Товар на сумму в 5-10 тысяч долларов – тогда убивали и за гораздо меньшее (были случаи, когда убивали за засвеченные в неправильном месте двадцать долларов).
И так каждый день.

А в ночь с пятницы на субботу садиться на электричку до Киева, чтобы рано утром (опять же, тоже важно успеть первыми) попасть на Петровку – книжный рынок. Закупить там тележку книг (частично под заказ) – и ехать домой.

Книгами мы с отцом торговали не ради прибыли. Торговля книгами позволяла только отбить цену на проезд в электричке. Книгами мы торговали, чтобы читать.
Читать в обратной электричке из Киева, читать после уроков, читать иногда прямо на уроках. Я был отличником и на некоторых уроках мне было откровенно скучно, потому что всю годовую программу я выучил заранее и учителя не рассказывали мне ничего нового – поэтому я читал какого-нибудь Вальтера Скотта или Роберта Хайнлайна.
Самое главное – нужно было прочитать книгу до того, как её продадут. А это означало читать по 400, 600, 800 страниц в день.

Я, кстати, побил рекорд школы по скорости чтения, когда сдавал соответствующий тест. И основная проблема была в том, что текст-то я уже давно прочитал, я его проговорить не успевал.

А в воскресенье не выходной. В воскресенье встать в пять утра и таскать в два раза больше тележек с товарами, чем обычно, потому что это главный торговый день недели.

И если хочется поесть настоящих пельменей с мясом (не уверен, что настоящим), то можно пойти в промзону и там разгрузить грузовик. За это тебя покормят и дадут мелкую денежку. Вообще круто!

И всё это в условиях, когда на рынке почти каждую неделю проходят кровавые разборки между группировками рэкета за контроль над рынком (прямо на месте, зачем устраивать какие-то стрелки за городом?), а кроме этого полно воров, фальшивомонетчиков (пытающихся всучить десятку с пририсованным лишним ноликом – этих если ловили, то били всем рынком) и прочих отморозков.

А в школе, где в моём классе училось «всего» 42 человека, из них как минимум шестеро нюхали клей (и годика через полтора-два просто «исчезли»). Заходишь в школьный туалет, а там обдолбаный наркоман опасной бритвой рисует узоры в воздухе.

Потом после школы тебя каждый день караулит 4-6 придурков, потому что ты не хочешь вступать в их группировку. Или просто потому что «ты чё, самый умный?» (ну, вообще-то да). Хорошо, что из школы было четыре разных выхода и можно было регулярно менять маршруты (и ходить с кастетом или заточкой, это тоже помогало).

И нет, я никогда не был и не считал себя крутым бойцом. Просто приходилось очень много драться, чтобы выжить. На любого «чёрного пояса» всегда найдётся заточка в бок, и первая моя чёрная кожаная куртка в какой-то момент оказалась с дыркой в районе лёгкого. Но, будете смеяться, у меня во внутреннем кармане была очередная книга, что меня и спасло. Как говорил мой дед (полковник милиции), «бандитов нужно знать, но дел с ними иметь нельзя». Однако даже в таком случае вы всё равно можете нарваться на банальный гоп-стоп от залётных беспредельщиков.

Никогда не забуду, как интеллигентная семья (он инженер, она библиотекарь) пришли со своим сыном, моим одногодкой, к моему отцу, МС по боксу, и буквально умоляли его «Помогите устроить ребёнка в банду». Отец отказал и пытался убедить их, что им это не нужно.
Не послушали. Мальчик связался с ворами, через пару месяцев его подрезали – пришлось удалять селезёнку. И ещё несколько лет мальчик безвылазно сидел дома, потому что боялся выйти на улицу.

Я всё это рассказываю не для того, чтобы показать, будто я крутой. Нет. Крутых в это время пачками хоронили. На городском кладбище шесть кварталов засеяно такими крутыми, никого старше 25 лет нет. Я «особо умных» потом на экскурсии водил в это место. Красивые памятники, с портретами в полный рост – спортивные улыбающиеся пацаны в кожанках или малиновых пиджаках, с цепями, обязательно на фоне «мерина» или «бумера». Очень крутые. Очень мёртвые.

Это всё к вопросу о «святых девяностых» и одновременно к «подростки устали терпеть».
Что они устали терпеть? Тепличные условия? Айфон предпоследней модели? Комочки в манной каше? Отсутствие ремня в организме?

Не, мальчики и девочки, я пережил 1991 и 2014 годы, два раза меня уже «освобождали от тоталитаризма». И вместо обещаний свободы и процветания каждый раз потом становилось гораздо хуже – как с благосостоянием, так и со свободами. С меня двух раз «перемен требуют наши задницы» хватит. Русских ещё никогда так сыто и спокойно не «угнетали», дайте нам и дальше пожить без «молекул демократии».

Мамкины леворуционеры, массово (и интернет забит этими видео) при первом же шухере плачутся, вытирая сопли и слёзы, «простите меня, пожалуйста, поддался влиянию толпы, я больше не буду». И если вернутся новые девяностые, то мы знаем, как там выживать, а они сдохнут в течение недели.
Ведь все эти московские и питерские мажорчики с крашеными волосиками, пирсингами и штанишками с подворотами никогда в жизни даже с простым гоп-стопом не сталкивались. И через полчаса останутся без шапки, лопатника, мобилы и штанов посреди голого поля.

Я понятно объясняю?

Опубликовано https://news-front.info/2021/01/28/aleksandr-rodzhers-ustalost-podrostkov/