April 6th, 2021

Rogers Red

Поговорим о "русском ютубе". Краткий SWOT-анализ


Посмотрел я свежий выпуск «Вечернего Соловьёва». Когда зашёл разговор о создании российского аналога «Ютуба», Владимир Рудольфович наехал на коллегу Ашманова и раскритиковал его слова о том, что для этого нужно 300 миллиардов рублей.
Мол, «почему на Западе трое молодых людей могут с нуля создать Google, а в России все обязательно хотят присосаться к бюджету».

Я Игоря Станиславовича безмерно уважаю, и как профессионала высочайшего класса, и как безусловного патриота России. Поэтому хотел бы вступиться в его защиту (хотя он в этом и не нуждается).

И сразу заявляю, что я на личности переходить не намерен и рассматриваю данную ситуацию исключительно с экспертной точки зрения. Благо, у меня два высших образования – техническое и экономическое – и я успел поработать и системным администратором, и побыть предпринимателем и проектным менеджером. Так что, как говорится, кому, как не мне об этом писать.

Момент первый. Рассказы про «два гения в гараже собрали свой первый компьютер» сильно мифологизированы.
Взять того же Гейтса. Вернее, Билла Гейтса-третьего. Он же даже не младший, он третий! То есть папа и дедушка у него тоже были мультимиллионерами. И мама-конгрессвумен, которая совершенно случайно (в США же не бывает кумовства и коррупции!) возглавляла комиссию, которая определяла, чья операционка будет поставляться на компьютеры государственных учреждений Штатов. Там против Билли с его «мелким и мягким» в конкурсе участвовали какие-то никому не известные «Оракл» и «Симантек», естественно они никак не могли создать операционную систему лучше юного гения (сарказм, если что).
Ну и в случае с Джобсом есть сильное подозрение, что гараж, в котором они собрали первый компьютер, был построен существенно позже становления «Эппл». Причём построен исключительно в пропагандистских целях, для поддержания легенды.

Момент второй. Как писал другой прекрасный человек Сергей Лукьяненко в одной из своих книг, «Истории успеха написаны костями тех, кому не удалось» (за дословность не ручаюсь, но по смыслу верно).
Сотни стартапов начинаются каждый год, выстреливают единицы. Как предприниматель с большим стажем, вынужден признать, что и у меня далеко не все проекты были успешными (по разным обстоятельствам).
Владимир Рудольфович считает, что у нас есть время ждать, пока российский аналог Ютуба образуется сам по себе? Я думаю, что у нас этого времени нет. При этом я совершенно согласен с ним в том, что эффективность частных менеджеров сильно переоценена (я об этом почти 15 лет пишу).

Момент третий. Насколько я знаю, ни на какие бюджетные миллиарды коллега Ашманов не претендует. И делать «русский ютуб» не собирается. Если бы собирался, то, как инженер, подошёл бы к делу основательно – то есть начал бы с ТЭО (технико-экономического обоснования) и последующей заявки.
В данном же случае Игоря Станиславовича просто несколько раз спрашивали в различных интервью о том, что нужно для создания подобного сервиса. И он просто озвучил примерную необходимую сумму.

При этом Ашманов подходил к данному вопросу не как предприниматель, а как инженер. Есть задача – есть ресурсы, которые нужны для её решения.
И раз я уже упомянул ТЭО, то можно набросать некоторые ключевые его моменты.

1. Мифологические «трое молодых людей», основавшие Google, заходили на рынок, который только возникал, были первопроходцами. Сейчас ситуация принципиально иная, рынок не только перенасыщен конкурентами, но и политизирован – и неугодным американской администрации компаниям ставят все возможные палки в колёса (как тому же «Парлер», который пытался отказываться от цензуры, навязываемой «БигТехом»). Поэтому изначально нужно готовиться к жесточайшему сопротивлению среды, включая блокировки в поисковиках и ограничения доступа за границей.
Опять же, можно с высокой вероятностью предположить, что о рекламе со стороны западных брендов на этом ресурсе можно будет забыть (он практически мгновенно будет подвергнут санкциям, тут не надо быть бабой Вангой).

2. Российский рынок для аналога «Ютуба» существенно меньше, чем мировой у его основного конкурента. То есть потенциальная аудитория и рекламные бюджеты будут существенно меньше, а период окупаемости – значительно больше.
Плюс надо учитывать, что огромное количество людей уже пользуется «ютубом», причём много лет. И убедить их перейти на новую платформу будет сложно хотя бы потому, что большинство людей не любит менять свои привычки (я сам такой). То есть она должна предоставлять какие-то возможности и преимущества (заманухи), которых нет у ютуба.

3. Опять же, мало просто создать саму программную платформу и железную инфраструктуру под неё, нужно ещё и заманить на неё контент-мейкеров. И/или создавать собственные фабрики продакшена, аналогичные Голливуду.
Альтернативный (или дополнительный) вариант – это наплевать на авторские права (мы же воюем, или нет?) и размещать на нашем сервисе в свободном доступе все возможные фильмы, клипы, музыку и так далее. Нечто подобное мы пару лет назад предлагали организовать в Крыму (всё равно он под санкциями, так что вполне может работать как «пиратская бухта» для контента).

4. И да, нужна мощная (и дорогая) «железная» инфраструктура. Чтобы обеспечить нормальный скоростной стриминговый доступ миллионов пользователей одновременно нужен не только большой дата-центр с тысячами серверов и широкими каналами доступа, но и распределённая региональная система «подкачки», когда популярные видео для ускорения доступа будут закачиваться на местные сервера.
Не уверен, что это будет стоить 300 миллиардов. Скорее всего, коллега Ашманов назвал очень условную цифру. Нужно садиться с карандашиком и считать варианты.
На крайний случай, можно начинать с меньших мощностей, но так, чтобы закладываемая архитектура позволяла оперативно расширяться.

Риски высоки, окупаемость не очевидна (скажем прямо, в нынешних условиях весьма сомнительна). И я что-то не знаю особо людей, у которых есть свободные три-четыре миллиарда долларов в кармане, которые можно вложить в подобный проект.

Я ни в коем случае не говорю, что делать ничего не нужно. Просто пытаюсь набросать упрощённый SWOT-анализ (силы, слабости, возможности, угрозы). Кстати, если будет заказ на более серьёзную проработку – можно и поподробнее.

Только, боюсь, как и во многих других случаях (частный случай «горькой» теоремы Паршева), единственным инвестором подобного проекта может быть исключительно государство.
Но не «дать кому-то, чтобы сделал», а «вложить и владеть». Как новая госкорпорация (причём держа в уме, что минимум несколько лет это будет сугубо убыточный проект, тут не нужно питать иллюзий).

P.S. Хотя есть всякие интересные варианты, например, привлечь для создания такого проекта китайцев, тот же «Хуавэй» (они под санкциями, поэтому возможно получить скидки + у них в разработке собственная операционка, чтобы не зависеть от всяких «Окон»).

Опубликовано https://jpgazeta.ru/aleksandr-rodzhers-uproshhyonnyj-swot-analiz-rossijskogo-analoga-youtube/

Rogers Red

Кровь на короне



И текстовая версия (ролик красивый, стоит посмотреть для иллюстрации):

Сегодня мы будем разбирать недавно вышедший фильм «Кровь на короне», посвящённый подавлению локальных беспорядков на Мальте 7 июня 1919 года.
Хотелось бы сразу отметить несколько моментов.

Во-первых, присутствие в фильме Харви Кейтеля и Малькольма МакДауэлла настроило нас на то, что будет шедевр. И поэтому в тексте может проскакивать разочарование.

Во-вторых, мы, мягко говоря, не являемся сторонниками Британской Империи. И были готовы осуждать преступления британцев, которых в реальности множество – Великий картофельный голод в Ирландии, искусственный голод в Бенгалии и Непале, наркоторговля в Китае, расправы над ткачами в Кашмире и так далее.
Но истина нам дороже, и в данном случае накал показанной драмы не соответствует масштабу реальных событий.

Сначала несколько слов о фильме. Нам вообще не нравится тенденция современного кино изображать тонкие душевные переживания солдат на войне. Все хотят переплюнуть Оливера Стоуна с его «Апокалипсис сегодня», но он такой один и второго не будет.

Поэтому натужные переживания, например, седого генерала в 1919 году, после окончания Первой мировой войны, перемоловшей миллионы жизней, о том, что при подавлении беспорядков погибло ЧЕТВЕРО – выглядят, мягко говоря, не убедительно. В глазах Харви Кейтеля, когда он это играет, застыло другое страдание. Он как бы говорит зрителям «Как меня угораздило сниматься в таком отстое?».

Аналогично и с переживаниями капрала. Бунтовщик напал на него, отобрал винтовку, направил на него и нажал на спуск. Капралу повезло, и патроны в магазине закончились. Рядовой подбежал и проткнул бунтовщика штыком, спас капралу жизнь. Но капрал спать не может, переживает о несчастном несостоявшемся убийце. Вы это серьёзно?

И да, в фильме показано, как солдаты, заняв удобные позиции, хладнокровно расстреливают толпу. Но в начале двадцатого века в Британии, как и в любой империи, уже была прекрасно развитая бюрократия. По данному случаю, как и положено, проводилось служебное расследование, и документы из архивов подробно рассказывают нам, как на самом деле обстояли дела.

Дальше мы опираемся на книги историка Брайана Блуэта «История Мальты», адвоката Герберта Ганадо «Я видел перемены на Мальте» и архивные документы.
Поехали.

Для начала, как всегда у нас, социально-экономический срез ситуации. После войны многие торговые маршруты ещё не восстановились. Поэтому для портовых рабочих было мало работы, поставок продуктов на Мальту не хватало, а местное производство не могло обеспечить в достаточной мере нужды населения.
На фоне дефициты цены росли, правительство попыталось повысить зарплаты портовым грузчикам на 10%, но этого оказалось недостаточно. Недовольство росло. Его подогревали радикалы, обвиняя торговцев, владельцев мельниц и пекарей, что те наживаются на бедах народа (насколько это соответствовало действительности, сейчас сказать трудно).
За несколько дней до 7 июня мальтийские националисты раскололись. Радикалы, состоявшие в основном из студентов университета, разбили свой отдельный лагерь от умеренных. Умеренные требовали самоуправления Мальты, радикалы хотели независимости. Ещё в мае радикалы несколько раз устраивали стычки с полицией и нападения на работников почты.
5 июня полиция обратилась к армии с просьбой усилить их, расквартировав часть солдат в городе. При последующем разборе ситуации был сделан вывод, что полиция недооценила возможную угрозу и солдат было слишком мало.

Очередное заседание Национального Собрания состоялось 7 июня. Пока политики только начинали заседание, практически с самого утра радикалы возбудились на висящий на метеорологической станции флаг. Флаг был не британский, как показано в фильме, а мальтийский с врезкой «Юнион Джека».
Толпа студентов ворвалась в метеорологическую станцию, и вдребезги её разгромила. Флаг сожгли вместе с разломанной мебелью из соседних домов и офисов.

Потом толпа двинулась к Дворцовой площади, где принялась выкрикивать оскорбления в адрес охранявших резиденцию солдат и бросать в них камни.
Параллельно часть толпы вломилась в редакцию местной газеты «Дэйли Мальта Хроникл» и разгромила там всё. В том числе были разломаны до состояния, не подлежащего восстановлению, печатные прессы издания. Сотрудники газеты также были избиты.

В городе начались погромы. Агрессивные толпы вламывались в дома лоялистов и торговцев.
А политики в это время продолжали заседать в Национальном Собрании, пребывая в неведении относительно происходящего в городе.

Комиссар полиции призвал на помощь армию. Всего солдат было 64 человека. Потом историки критиковали командование за то, что те послали так мало солдат против многотысячной толпы.
Причём солдаты не оставались одним отрядом, а были разбиты на небольшие группы по 6-10 человек, направленные охранять различные объекты в городе.

Так шесть солдат под командой майора Ритчи и капитана Фергюсона отправились спасать крупнейшего импортёра Антонио Торрегиани, чей дом подвергся разграблению.
Десять солдат (а не тридцать, как показано в фильме) под командой лейтенанта (а не сержанта, как в фильме) Шилдса отправились в редакцию газеты. Возле которой их встретила агрессивная толпа, принявшаяся бросать в солдат камни.

Аналогично было и возле дома Торрегиани, где шестерых солдат оказалось явно недостаточно. Ритчи отправил Фергюсона за подкреплением. По дороге на капитана напали, разорвали ему униформу и похитили револьвер. Но он добрался до казарм и вернулся с подкреплением в 24 человека.
Солдаты выстроились поперёк улицы, целясь в обе стороны. Толпа под прицелами отступила без боя.

Отчёт комиссии по расследованию инцидента подчёркивает, что солдаты не стреляли. Первый выстрел был произведён из толпы в направлении дома Торрегиани (возможно, из украденного револьвера Фергюсона, но это не точно).
По словам очевидцев, в этот момент один из солдат произвёл ответный выстрел в толпу. Остальные открыли огонь следом. Был убит первый из протестующих – Мануэл Аттард. Несколько человек было ранено.
Офицер начал кричать, чтобы солдаты прекратили стрельбу.

Гузе Байадо попытался повесить мальтийский флаг на здание театра Страда, но упал и разбился. Он стал второй жертвой событий.

Тем временем, в здании редакции «Хроникл», где расположились лейтенант Шилдс и его люди, начался пожар. Опасаясь, что если они начнут выходить из здания по одному, то подвергнутся нападению толпы, Шилдс приказал дать залп в воздух, чтобы распугать протестующих. Случайный рикошет попал в Лоренцо Даера (который затем, спойлер, стал третьим погибшим). Тяжело раненого Лоренцо толпа подняла на руки и понесла к Дворцовой площади, как символ зверств рижыма (вместо того, чтобы отнести в госпиталь). Там он и умер.

Нескольких раненых принесли в Национальную Ассамблею. Часть делегатов сбежала. Остальные призвали протестующих разойтись и послали делегацию к губернатору с просьбой отозвать войска для деэскалации. Губернатор согласился. На этом основная часть событий завершилась.

На следующий день толпа поменьше атаковала виллу полковника Франсия, который также владел мукомольной фабрикой. Охраняли виллу Королевские мальтийские артиллеристы, набранные из местных. Драться со своими они отказались и разбежались. Вилла подверглась вандализму и разграблению.
Вечером на место прибыли 140 морпехов, которые принялись наводить порядок. Кармело Абела, как гласит официальная версия, разыскивал своего сына, участвующего в грабеже. Двое морпехов попытались его арестовать, он оказал сопротивление и получил штыком в живот. Став четвёртым, последним «героем сопротивления».

В последующие дни грабежи и погромы продолжились, но уже в меньшем масштабе и без летальных жертв.
Всего за время событий погибло четверо и около пятидесяти получили повреждения разной степени тяжести. Британские солдаты не понесли потерь.

Как видим, абсолютно локальные беспорядки, большинство жертв которых были случайными, а зачастую и нелепыми.

Кстати, этих четверых погибших итальянские фашисты потом объявили «святыми итальянского Ризордименто», «возрождения Великой Италии».

А в 1986 году правительство Мальты установило пафосный монумент этим четырём «борцам за свободу». Как говорят в другой недостране, «Какая страна, такие и герои».