alexandr_rogers (alexandr_rogers) wrote,
alexandr_rogers
alexandr_rogers

Categories:

Два юбилея

В этом месяце планета будет отмечать два необычных юбилея. 13 августа лидер Кубы Фидель Кастро, а 17 августа бывший китайский Председатель Цзян Цзэминь будут отмечать своё девяностолетие.
Два зубра коммунистического мира, успешно перебравшиеся в двадцать первый век. Фигуры в чём-то сходные, а в чём-то весьма контрастные.

Фидель Кастро управляет маленьким тропическим островом, много лет страдающим от попыток американской интервенции и от американского же эмбарго, а Цзян Цзэминь управлял крупнейшей страной мира (почти полтора миллиарда людей – это вам не хухры-мухры), сделав немалый вклад в вывод Китая на лидирующие позиции в мировой экономике.

Фидель начинал своё восхождение к лидерству, высадившись на Кубе с утлой парусной шхуны (едва не утонувшей во время предшествующего шторма) с 84 плохо вооружёнными соратниками, из которых ровно половина была убита в первом же бою. И свой путь к посту главы Кубы проложил через несколько лет партизанской войны в горах и джунглях. А потом пережил рекордное количество безуспешных попыток убийства со стороны спецслужб США, попав по этому показателю в книгу рекордов Гиннеса.
Много лет сохранять свободное и независимое государство под самым носом у главного мирового империалиста США – это дорогого стоит.

Для Цзян Цзэминя дорогу к власти проложил другой партизан – Мао Цзэдун. Сам Цзян был уже кабинетным партийным функционером, который стал главой КПК через несколько недель после событий на площади Тяньаньмэнь, а Председателем Китая в 1993 году, уже после развала СССР.
Именно Цзян Цзэминь поднял экономику Китая на седьмое место в мире, заложив основу для сегодняшнего лидерства. Он ввёл Китай в ВТО, добился лидерства в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), выиграл заявку на проведение Олимпийских игр в 2008 году и достиг ряда других успехов. Долгое время он продолжал сохранять неформальное лидерство в КНР даже после того, как формально передал власть Ху Цзиньтао.

Фидель, при всей харизматичности и привлекательности образа Эрнесто «Че» Гевары, всегда вызывал у меня большее уважение. Потому что сорваться с места, чтобы устроить революцию ещё где-то – это, безусловно, романтично, но безответственно. А вот много лет тащить лямку, понимая и принимая весь груз ответственности за каждое своё действие и за целую страну – это гораздо сложнее и героичнее. Это не авантюризм Бакунина и Бланки, а поведение зрелого государственного деятеля и, не побоюсь этого термина «отца народа».

Цзян Цзэминю же пришлось вести Китай через травлю, блокаду и санкции, начатые Западом в ответ на подавление «майдана» на площади Тяньаньмэнь. И он не просто выживал в глухой обороне, а активно развивал промышленность и захватывал западные рынки для китайских товаров, в том числе и вытесняя с них американских производителей.

Два лидера, которые много лет целенаправленно работали на наступление заката американского империализма. Фидель своим примером показывал странам Латинской Америки, что можно и нужно вести самостоятельную политику, не поддаваясь на интриги транснациональных корпораций и не позволяя никому грабить свою страну, до сих пор является безусловным моральным авторитетом для целого континента.
И Цзян Цземинь, который развивал экономику своей страны, закладывая основу для мирового экономического лидерства Китая. В том числе и используя западный капитал там, где обычно западный капитал использует национальные экономики для своего обогащения.

И за спиной у обоих одобряюще улыбается Карл Генрих Маркс.

Одному пришлось усмирять своих слишком горячих соратников, остужая их революционный пыл и направляя его в конструктивное русло, а также отражать внешние вторжения.
Второму пришлось стать мастером закулисных интриг тысячелетней китайской бюрократической машины, где даже формальные единомышленники зачастую скрытно враждуют из-за власти, лишь прикрываясь идеями Маркса и Мао, а также выискивать бреши в западных санкциях для налаживания торговых связей по всему миру.

Живые легенды безвозвратно уходящей героической эпохи, таких больше не делают. Вы можете назвать кого-то из нынешних политиков, кто бы сохранял авторитет и влияние (идеологическое, концептуальное) после формального отказа от должности? Таких, кто бы оставался в истории подобно Бисмарку или Сталину?
Максимум, на что может хватить большинство сегодняшних западных политиков, когда они завершат свои сроки в качестве глав государств – это читать платные лекции или ездить на различные болтологические форумы, как это делают Билл Клинтон или Тони Блэр. Даже мемуары (которые никто особо и не читает) за них обычно пишут наёмные «литературные негры».
Что будет с Обамой, Меркель или Олландом после окончания их каденций? Уйдут в утиль, греть стареющие телеса пледиками у каминов, постепенно исчезая из памяти людей и не оставив особого следа в истории.

А Фидель Кастро и Цзян Цземинь – глыбы. Или, как говорят о таких в Китае, «шань» – человек-гора. Люди, которые изменяют мир. Богатыри, не мы.

Опубликовано http://vz.ru/opinions/2016/8/12/826578.html

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments