alexandr_rogers (alexandr_rogers) wrote,
alexandr_rogers
alexandr_rogers

Categories:

Терроризм киевского режима

Одной из проблем борьбы с терроризмом является отсутствие чёткого общепринятого определения термина «терроризм».
Основная трудность заключается в том, что формулированию общего определения (например, признанного Совбезом ООН) мешают власти Соединённых Штатов, которые защищают многих террористов по планете, называя их «борцами за свободу».

С примерно той же целью они занимаются словесной эквилибристикой и играя неопределёнными терминами «тоталитаризм» и «авторитаризм». Я бы даже не назвал это терминами, потому что там тоже нет чётких определений – это скорее пропагандистские жупелы. Делают они это чтобы оправдать многих очевидных диктаторов (типа Аугусто Пиночета или саудовских шейхов), которых они поддерживали и продолжают поддерживать. Так называемых «наших сукиных сынов».

О проблеме отсутствия чёткого определения терроризма свидетельствуют многие политологи и исследователи. Часть из них считает, что терроризм – это обязательно акт насилия.
Я же, как человек простой, трактую этот термин буквально. Слово «террор» переводится на русский язык как «страх» или «ужас». Соответственно и моё определение терроризма звучит так:
Терроризм – это достижение политических целей методами запугивания.
То есть не только сам акт насилия, но и принуждение под угрозой насилия также являются актами терроризма.

С этой точки зрения киевский режим Порошенко, пришедший к власти в результате вооружённого переворота, с самого начала был террористическим.
Потому что акты парламента, легитимизировавшие переворот (о признании Януковича недееспособным, об отставке спикера парламента Рыбака, о назначении Турчинова «и.о. президента» и так далее) принимались под угрозой физической расправы депутатами, за спинами которых стояли вооружённые боевики в балаклавах.

Так называемые «выборы» президента в 2014 году, когда с помощью фарса с имитацией выборов, сопровождавшегося массовыми фальсификациями США легитимизировали свою марионетку Порошенко, также сопровождались кампанией по запугиванию и множественными актами насилия. В том числе против других кандидатов в президенты, например, было несколько групповых нападений на Олега Царёва, в результате одного из которых он был серьёзно избит.

В последующем власть Порошенко целенаправленно строилась методами террора. Причём не только на Донбассе, где местное население за нежелание «евроинтегрироваться» систематически подвергалось насилию и запугиванию, но и на территории остальной Украины.
Как говорил один из моих учителей, «Силовое принуждение вызывает две возможные реакции – или ответную агрессию, или апатию». Апатия, в данном случае – это пассивное неподчинение, саботаж бездействием.
Донбасс предпочёл ответить силой. Остальная Украина впала в апатию.

Террористическим актом (и актом насилия, и актом запугивания), совершенным с особым цинизмом и жестокостью, являлось массовое убийство одесситов 2 мая 2014 года.
Террористическим актом являлось массовое убийство сотрудников милиции в Мариуполе 9 мая 2014 года (а также расстрел мирной демонстрации, посвящённой Дню победы, боевиками нацистских бандформирований под командованием Ляшко).
Террористическими актами являлись авиаудары по Донецку и Луганску.
Террористическими актами являются регулярные обстрелы городов Донбасса, которые продолжаются уже третий год.
Террористическими актами, направленными именно на запугивание инакомыслящих, являлись убийства журналиста и писателя Олеся Бузины и народного депутата Олега Калашникова (и многих других, чьи имена не так известны широкой публике).

Тысячи людей по всей Украине подвергались и подвергаются репрессиям, угрозам, похищениям, арестам, пыткам и прочим актам насилия, направленным на запугивание населения Украины.
Можно уверенно констатировать, что режим Порошенко держится исключительно на трёх вещах – на терроре, на лжи и на пропаганде ненависти (строго по Оруэллу).
ИГИЛ (запрещённая в России террористическая организация) в Сирии и Ираке тоже декларирует, что строит новое государство, но делает это террористическими методами. И методы режима Порошенко не сильно отличаются («бармалеи» для устрашения рубят головы, «свидомиты» сжигают).

Но длительное время режиму Порошенко удавалось удерживаться на некоей невидимой грани, не переходя её. Несмотря на всю свою риторику про «российскую агрессию», он не позволял себе силовых провокаций в отношении территории России.
Весь террор режима Порошенко был, так сказать «для внутреннего потребления», и направлен исключительно на жителей и граждан Украины.
Когда сожгли одесситов, пропаганда режима вещала, что «сожгли исключительно российских провокаторов, а украинцев среди них не было». Однако когда Следственный Комитет Российской Федерации возбудил уголовное дело по факту убийства в Одессе гражданина РФ, то и Климкин, и Геращенко, и прочие говорящие головы хунты в один голос завизжали, что погибли исключительно украинцы.
Режим Порошенко тщательно доказывал, что террор против жителей Украины – это внутреннее дело Украины. И до поры это ему удавалось (про универсальную юрисдикцию, которая ставит под сомнение этот принцип, я как-нибудь другую статью напишу).

Ближе всего режим Порошенко был к красной черте, когда устраивал перекрытие воды и блэкауты в Крыму. Если бы это привело к катастрофе, то тогда его можно было бы с полным основанием обвинить в попытке геноцида. Но тогда террористический режим Порошенко, как ни парадоксально, спасали оперативные действия российских властей, которые не допустили ни жажды, ни голода, ни замерзания жителей Крыма (как утверждает киевская пропаганда, «насильственно удерживаемых под дулами автоматов»).

Причём режим Порошенко – это хитрое смешение государственной машины угнетения с частными («добровольцами» и «активистами») структурами. Нечто подобное было у Гитлера и прочих нацистских режимов, когда террор против коммунистов и социалистов осуществляли не только полиция и армия, но и различные «батальоны смерти» и неформальные ультраправые структуры.
И Порошенко почти всегда может сказать «Это не мы. Я не отдавал такого приказа, мы не принимали такого закона». При этом лидеры «частников» чаще всего являются чиновниками режима или народными депутатами, а сами неформальные группировки контролируются спецслужбами и финансируются из государственного бюджета.

Однако с попытками терактов в Крыму режим Порошенко просчитался. Во-первых, это территория Российской Федерации (и плевать, что формально Киев этого не признаёт).
Во-вторых, планируемые диверсии не носили военного характера, а могут без сомнения квалифицироваться как террористические акты, направленные против гражданского населения (и, в отличие от жителей ЛДНР, это законные граждане Российской Федерации, со всеми соответствующими документами и правами). То есть это дело в полном соответствии со всеми нормами международного права находится однозначно в российской юрисдикции.
В-третьих, время для этих терактов выбрано крайне неудачно, когда после волны громких и кровавых терактов в Евросоюзе отношение к подобной «деятельности» на Западе особенно отрицательно, и оттолкнёт даже самых ярых симпатиков режима Порошенко (если таковые после двух с лишним лет его правления ещё остались).

Поэтому правительство Российской Федерации сегодня, после нейтрализации террористов и получения от них признательных показаний (а среди задержанных есть кадровый сотрудник Главного Управления Разведки Министерства Обороны Украины), имеет полное законное право отреагировать в самом широком спектре возможностей:
- полный разрыв дипломатических отношений (это ещё мягкий вариант);
- введение полного эмбарго Украины;
- проведение настоящей АТО (антитеррористической операции) в Киеве и Тернополе (по аналогии с Сирией).
Фактически, Москва сегодня имеет даже классический «casus belli». Именно поэтому Байден, ещё пару дней назад оравший на съезде Демократической партии «Америка круче всех», резко посоветовал Порошенко «смягчить отношения с Россией» и «избежать обострения».
Сдрейфил. Как и Порошенко, который безуспешно пытается дозвониться в Кремль, к «агрессору». И есть от чего. Эрдоган уже понял, что «помидорами не отделаться», а Порошенко и конфетки уже не помогут.

Кредит доверия, выданный ему Москвой, когда та не стала объявлять его самозванцем сразу после «выборов», закончился. Не оправдал доверия, будет наказан.
Всё это предельно чётко выражено в одной фразе Путина «Судя по всему, те люди, которые захватили власть в Киеве и продолжают ее удерживать, вместо поиска компромиссов, вместо того, чтобы искать способ мирного урегулирования, перешли к практике террора».
И признание режима Порошенко незаконным, и констатация государственного переворота, и обвинение в терроризме в одном предложении. А с террористами у России разговор короткий и результативный.

Редакторская версия тут http://portal-kultura.ru/articles/obozrevatel/138723-zhdite-otveta/

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

Recent Posts from This Journal