Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Rogers Red

Давайте начнём разговор об образовании


Хотите поговорить серьёзно об образовании? Ладно, поговорим! Но не в виде лозунгов и размахивания транспарантами, а системно и обстоятельно.

Никто же не говорит, что советская система образования не была лучшей. Была. На своё время и для своих задач. Проблема в том, что времена изменились, обстоятельства и задачи тоже.

Но это не являлось панацеей тогда, и тем более не будет панацеей теперь. Потому что и тогда советская система не давала критического и логического мышления всем. Поэтому я и писал про «заряжателей воды от Чумака» и верящих журналу «Огонёк».
Впрочем, давайте системно.

1. В обучении детей и подростков есть несколько основных проблем. И первая из них – это мотивация.
На эту тему толстые книжки написаны профессорами психологии, и во всей полноте я в маленькой статье её, конечно, не раскрою. Если кратко, то одни учителя сами по себе эту мотивацию дать не могут. Бывают, конечно, уникумы типа Макаренко, но там и обстоятельства были уникальные – те учителя заменяли беспризорникам отсутствовавшие у них семьи.

А в нормальных, не экстремальных случаях мотивировать к получению знаний должны, прежде всего, родители. В том числе личным примером.
Как там, много взрослых у нас продолжает регулярно учиться? Или школу/универ закончил и «я своё уже отучился»?

А ведь потребность в перманентном личностном развитии – это естественная штука, в норме исчезать не должна. Как там дедушка Ленин говорил? «Учиться, учиться и учиться».
Для меня вот личным примером был дед, который даже на пенсии продолжал до последнего дня много работать (в том числе физически) и много читать.

И эту часть вы никак на школу не должны и не можете спихнуть – вы, и только вы должны быть примером для ваших детей. И в учёбе, и в жизни. Это персональная ответственность каждого.

Примечание: я не пытаюсь тут строить из себя идеального, у нас самих ребёнок в этом году идёт в школу, и был момент, когда мы подзапустили ситуацию на самотёк в надежде, что садик вытащит, но потом пришлось браться за голову и разруливать всё самостоятельно (а местами и с помощью старшего поколения, бабушек-дедушек). Сейчас ещё есть проблемы с логопедом, но в целом вовремя спохватились и серьёзных проблем не допустили – в школу ребёнок пойдёт нормально подготовленным. Так что пишу я «опыт, сын ошибок трудных».

2. Теперь давайте сформулируем, каковы основные вызовы, которые стоят перед системой образования на сегодняшнем этапе.
А. Существенно выросло количество информации, которое необходимо усвоить школьнику/студенту. Количество знаний выросло по сравнению с, например, 30-ми годами прошлого века в разы.
Б. Существенно выросло количество информации, которое приходится обрабатывать каждому из нас в течение дня. Плотность информационного потока выросла многократно.

Могут ли справиться с этими вызовами старые методики обучения (какими бы хорошими они ни были в своё время)? Давайте будем честными – нет, не могут.

Вот я – профессиональный аналитик, который заточен под обработку больших массивов информации в ежедневном режиме. И то, иногда не справляюсь, чувствую, как меня захлёстывает и перегружает.
А подавляющее большинство не обучено и не готово к таким потокам. Особенно дети и подростки.

В результате – перегруз, потеря интереса, рассеянное внимание и апатия.
В результате – фрагментарность и бессистемность получаемых знаний, чрезвычайно низкий уровень остаточных знаний (того, что остаётся в голове после сдачи экзаменов).
В результате – отсутствие целостной картины мира, нарушение восприятия причинно-следственных связей, клиповое мышление.
В результате – утомляемость и низкая работоспособность.

Что, я разве говорю какие-то сложные или оторванные от реальности вещи? Никто с таким никогда не сталкивался?
А когда вы в последний раз слышали, чтобы кто-то озвучивал это в качестве обсуждаемой проблемы? Когда кто-то обсуждал, какими способами и методами можно повысить скорость и качество усвоения информации учениками?

Как научить отличать правдивую информацию от фейков? Как перепроверять информацию из разных источников? Как не подпадать под манипуляции? Как отличить беспристрастные факты от оценочных суждений? И многое другое.

Когда кто-то вообще в последний раз обсуждал методологию преподавания, а не методологию оценивания? Потому что ЕГЭ – это именно методика оценивания, а не преподавания.

Более того, когда кто-то говорил о том, что ученикам нужно не только правильно учиться, но и правильно отдыхать? Вы вообще слышали дискуссию о методах и способах рекреации учащихся?
Рекреация – комплекс оздоровительных мероприятий, осуществляемых с целью восстановления нормального самочувствия и работоспособности здорового, но утомлённого человека. Не, не слышали о таком.

Эффективно учиться и эффективно отдыхать – вот о чём должно идти обсуждение образовательного процесса.

Проблема в том, что об образовании сплошь и рядом пытаются рассуждать те, кто учебник педагогики не видел в глаза, а может только таращить глаза и кричать «Отмените ЕГЭ! Верните советскую систему!», то есть заниматься голым бессмысленным популизмом.

Они же даже не знают, как формулируется основная задача педагогики. Всего двумя словами: научить учиться!

Вместо разговора по существу безудержный популизм, бич современности. Лозунговое мышление, для жертв устаревших методов образования (шутка, но не совсем).

P.S. Я, кстати, не знаю правильных ответов. Но я хотя бы пытаюсь задавать правильные вопросы.

Опубликовано https://news-front.info/2021/05/12/aleksandr-rodzhers-hotite-pogovorit-seryozno-ob-obrazovanii/

Rogers Red

Американские университеты стали бастионами цензуры


Картинка актуальна, как никогда

С момента основания первого европейского университета в Болонье в 1088 году университеты традиционно были очагами вольнодумства и инакомыслия.

И это было естественно. Когда церковь и инквизиция сжигали учёных на кострах за исследования в физике, астрономии, химии и анатомии, нельзя было быть одновременно адептом науки и приверженцем «официальной» (религиозной) версии описания мира.
Столетиями от прованских трубадуров, изобретших «весёлую науку» и до бурсаков Киево-Могилянской академии (реальной, а не нынешней), описанных Гоголем, – студенты университетов всегда отличались весёлым нравом, склонностью к авантюрам, легкомысленным отношением к общественной морали и лёгким цинизмом.

Нормальный студент, начиная с классического Средневековья и до наших дней – это любитель гульнуть, выпить, подраться, поиграть в азартные игры, предаться утехам с девицами и так далее.

Недаром немецкое слово «шулер», в оригинале означающее «ученик» или «школьник», в русском языке приняло значение «картёжник», ещё и склонный к передёргиванию.
Русское слово «бурсак», кстати, также часто содержит намёки на любителя выпить, поиграть в карты и приударить за барышнями.

Британские и американские ВУЗы не были исключениями. С их многочисленными братствами и сестринствами, организовывавшими регулярные алко- и секс-вечеринки, они ещё достаточно недавно считались теми ещё рассадниками разврата. А чуваки типа Хоффмана и Рубина из «Чикагской семёрки» проповедовали целому поколению студентов «секс, драгс энд рок-н-ролл».

Хоффман на суде заявлял, «В этой стране существуют миллионы законов. Мы намерены нарушить их все, включая закон всемирного тяготения». Или  «Наша фракция подсудимых состояла из торчков, они же были вульгарными бухариками. Мы были волосатыми жизнерадостными хиппами, они – высокомерными яйцеголовыми политиканами».
Такие высказывания, собственно, прекрасно отображали дух американского студенчества, антисистемного, протестного, бунтующего и отрицающего истеблишмент.

Я прекрасно помню, как ещё несколько лет назад слушал лекцию сценариста «Догмы» Кевина Смита в одном из американских университетов. И вся лекция, посвящённая основам сценарного мастерства, была щедро пересыпана шуточками про религию, секс и вещества. И аудитория это прекрасно воспринимала.
А теперь всё (собственно, до сих пор это была одна большая подводка).

Всё.
Сегодня в американских университетах шутить нельзя. Практически ни о чём.

Американский стэндап вообще всегда был предельно жёстким, на грани. Великий и ужасный Джордж Карлин шутил про религию, секс, жирных, феминисток, истеблишмент и налоги, обзывал всех тупыми и так далее.

В европейской герменевтике Маг, он же Шут – это человек, который может произвольно менять значимость вещей. Высмеивать сокровенное и сакрализировать ничтожное. Человек, который самостоятельно для себя определяет приоритеты и ценность вещей, явлений и понятий (и может эту таблицу периодически пересматривать).

Ранние (до коммерциализации) мультфильмы с Фримэном, кстати, о том же – о самостоятельном формировании ценностей, об инакомыслии.
Но этот дух свободы умер. Всё. Похороны.

Шутам и комикам вообще всегда разрешали шутить о всяком. Начиная с того же Средневековья и заканчивая поздним СССР – Райкин, Жванецкий или Хазанов могли критиковать таким образом недостатки общества. Это такая форма обратной связи, когда власть имущие получают возможность узнать о том, что проблемы вообще существуют.
Но не в современных США.

Теперь американские комики отказываются выступать в американских университетах. Потому что американские университеты превратились в царство ханжества, а студенты стали «стражами политической корректности».
Пошутишь про жирных – возмутятся защитники прав бодипозитивных (жирных).
Пошутишь про секс или отношения с женщинами – возмутятся радфемки (страшные воинствующие лесбиянки).
Пошутишь про религию – оскорбление чувств верующих.
Пошутишь про негров – кококо BLM.
Пошутишь про «культуру отмены» – тебя отменят.

Я серьёзно. Американский комик Билл Берр пошутил на вручении «Гремми», во время объявления победителя в номинации «Тропический латиноамериканский альбом», сказав, что феминистки обязательно возмутятся, почему награду вручает белый цисгендерный мужчина. Феминистки обиделись на эту шутку.

Если они такие унылые, пока они студенты, представьте себе, какими они будут скучными, когда повзрослеют.

Билла Берра также обвиняют в расизме. Хотя он женат на негритянке. Но кого сегодня в США волнуют логика там или какая-то реальность. Достаточно просто обвинить.
Может он женился на ней, чтобы угнетать и доминировать. В разных позициях. Кхм.

Когда я был студентом, то каких мы только прозвищ друг другу не придумывали. Извращались изо всех сил. Подшучивали и подкалывали друг дружку постоянно. Это называлось «метать топоры». Причём обижаться было нельзя, это было признаком слабости и заниженной самооценки. Лучшая реакция «А ты хорош, подколол, могёшь. Пацаны вообще ребята».

А в штатах теперь «Давайте не будем хлопать, потому что в зале есть люди, которых это триггерит. Давайте не будем говорить гендерно окрашенные слова («он» или «она»), потому что некоторых это триггерит». И так далее.
А меня триггерит, что вас это триггерит. Уважайте мои чувства. И живите с этим.

Вы правда хотите перенимать такое убожество и торжество обиженок у светлолицых вырождающихся эльфов?
Как говорил всё тот же Карлин, «У тебя есть право высказать своё мнение. А у меня есть право засунуть это мнение тебе в одно место».

Опубликовано https://news-front.info/2021/03/17/aleksandr-rodzhers-czenzura-v-amerikanskih-universitetah/

Rogers Red

Лытдыбр. "Эксперты"

Посмотрел свежую лекцию товарища Ашманова (вообще всегда очень внимательно изучаю, что он говорит и пишет), и навеяло.
Сегодня будет разговор об экспертах. Настоящих и ложных.

И невольно придётся говорить в том числе и о себе, чтобы подтвердить, что я имею компетенции говорить на эту тему.
В 14 лет я начал свой первый бизнес. Через несколько лет передо мной стал выбор «продолжать бизнес или учиться» и я выбрал «учиться». Аналогично при выборе покупки «байк или компьютер» (тогда цены были сопоставимы) я выбрал «компьютер». Потому что компьютером на мотоцикл заработать можно, а наоборот – вряд ли.
После получения двух высших образований (техническое и экономическое) я пошёл на госслужбу. Строго в соответствии с принципом Роберта Хайнлайна «гражданство за службу». Общий стаж госслужбы у меня около шести лет, работал я в областном управлении статистики.
Кстати, вообще я готовился быть контрразведчиком, но служить «независимой Украине» не захотел, поэтому пришлось перепрофилироваться.

Параллельно я стал самым молодым главой региональной партийной молодёжки на Украине (потом некто Хомутынник побил мой рекорд, но у него папа депутат, а у меня папа простой преподаватель).
Два года в Соцпартии Украины меня готовили быть главой пресс-службы, читали лекции и спецкурсы, всячески натаскивали профильные специалисты из нескольких стран, но перед самым утверждением в должности я с громким треском и публичным скандалом вышел из партии.
Потому что пока молодой Костя Сёмин снимал интервью с лидерами Уралмашевской преступной группировки, легитимируя их награбленную собственность в информационном пространстве (тут положено кричать «вывсёврёти, он святой!»), я протестовал против вступления в СПУ таких же бандитов, только местных. Но Сан Саныч Мороз сказал «Партии нужны деньги» и на мои протесты забили. Тогда я забил на такую партию.

После этого я ещё пару лет проработал социально-экономическим экспертом в одном аналитическом центре и вёл несколько бизнес-проектов в качестве PM, менеджера проектов.

В общем, когда я начал писать, то у меня было высшее профильное образование, дополнительная подготовка на должность главы пресс-службы, госслужба, несколько собственных бизнесов (или как сейчас модно говорить «стартапов») за плечами, руководство двумя общественными организациями, опыт аналитической работы, несколько проведённых избирательных компаний, опыт работы помощником нардепа и замгубернатора…

Ах, да! Ещё в качестве главы молодёжки меня люто-бешено натаскивали на теоретическую подготовку по марксизму. Тогда они ещё это делали (и перестали вскоре после того, как я ушёл). Я и сам активно читал соответствующую литературу, но потом меня ещё системно гоняли некоторые «выпускники ВПШ по классу пропаганды» и не только.
Так что когда нынешние вместолевые клоуны, видевшие «Капитал» только издалека и не могущие ответить, в нём три тома или четыре, пытаются корчить из себя марксистов, то это вызывает у меня только печальную улыбку. Нет повести печальнее на свете, чем повесть о марксисте в интернете.

То есть у меня опыт в экономике двадцать восемь лет, в политике семнадцать, в публицистике четырнадцать.
Причём первые года четыре публицистика была для меня хобби, которое не приносит дохода. У меня была основная деятельность, которая меня кормила, а писать публично я стал потому, что вот ты работаешь аналитиком, обрабатываешь большие массивы данных, в виде закрытой аналитики, которую тебе заказывают, уходит из этого только часть. А куча полученных знаний, в том числе и различные промежуточные или побочные выводы, оказывается невостребованной. Вот то, что не попадало в закрытые отчёты, я и писал публично.
И когда мне начали предлагать деньги за публикации моих статей в различных изданиях, я удивлялся «А что, так можно было?».

Кстати, за последние 14 лет я ни разу не искал работу, работа всегда находила меня (было ровно одно исключение, когда мне самому было интересно работать в одном проекте и я на них вышел, и даже договорились, но потом всё равно не сработались – так тоже бывает). Сначала ты работаешь на репутацию, потом репутация работает на тебя. И «Никогда ничего не просите у сильных мира сего – сами придут и всё предложат». Воланд, люблю его.

Так вот, я всегда параллельно публицистике продолжал заниматься всякой другой деятельностью. Писал (и пишу) закрытую аналитику на заказ, вёл избирательные кампании, был экономическим советником кандидатов в президенты, консультировал информационные войны между корпорациями и так далее. Во-первых, это приносит доход. Во-вторых, чтобы не отрываться от практики и не терять квалификацию.

Потому что любая теория должна подтверждаться практикой. Так дедушка Карл Маркс учил. А если ты свою теорию не можешь на пальцах объяснить, как это будет работать в практическом применении – то грош тебе цена и вообще ты «апельсин» (посмотрите в словарике уголовного арго, кто такой).

Один из моих старших коллег говорил «Чтобы считаться экспертом в какой-то отрасли, ты должен писать минимум двадцать статей в сезон (то есть за три месяца) на данную тематику».

И в этом есть сразу двойной смысл. С одной стороны, когда у тебя много публикаций на определённую тематику, то это видят различные редакторы СМИ в поиске, когда ищут экспертов на нужные им темы – и тогда к тебе чаще обращаются за консультациями. А заодно и коллеги на тебя чаще ссылаются, потому что ты невольно облегчаешь им жизнь (если, конечно, делаешь качественную аналитику и даёшь подробный фактаж).

С другой стороны, чтобы написать двадцать статей, тебе нужно много готовиться. Для написания каждой из них нужно потратить несколько часов на сбор материала (если вы, конечно, не работаете в «Новой газете», где можно сочинять любой бред под веществами, даже про утечки на ядерный реакторе авианосца, плавающего на мазуте), а потом на его обработку. То есть ты невольно превращаешься в эксперта, пропуская через себя кучу данных и отслеживая закономерности.

Это только кажется, что «сел и написал, да сколько там работы». В реальности информацию нужно найти, собрать, упорядочить, систематизировать и обработать, отсеять лишнее, выстроить в логическую цепочку и сделать выводы, причём оформить это в простой и доступной форме, чтобы ход твоих размышлений был понятен любому желающему (с минимумом специализированной терминологии).
Причём желательно делать это с одной стороны максимально аргументировано и подкреплено цифрами фактами, а с другой максимально лаконично – потому что большинство не читает длинных текстов (это, кстати, тоже товарищ Ашманов подтверждает статистически).

Нет, есть, конечно, отдельные альтернативно одарённые, которые всю жизнь были, например, историками или биологами, и вдруг заявляют «А я военный эксперт!». Публикаций на заданную тематику нет, опыта работы в этой сфере нет, с какой стороны за автомат берутся не знают, а туда же.

Поэтому «хочешь считаться экспертом в каком-то вопросе – выдавай двадцать текстов об этом в сезон». Я пишу о политике и экономике примерно 100-120 статей в сезон (по трудоголизму тут меня только маэстро Мараховский обогнать может, но у него уклон в изящную словесность и философию, а у меня в практическую экономику и realpolitik).

При этом хороший эксперт всегда чётко знает границы своей компетенции. Я не комментирую военные технологии и боевые действия (кроме периода, когда я сам был на Донбассе и мог поделиться определённой информацией, собранной на месте), сельское хозяйство или моральность абортов, а также, самое страшное – я не учу никого играть в футбол.

Если мне нужно что-то в энергетике – я слушаю Марцинкевича. Если юриспруденция – то Носикова, Рытвину или Ремесло. Если IT – Ашманова, Касперскую или Карманова (его же и про Китай, естественно). Если мне нужен Ближний Восток – то Джангиров или Сатановский (помнить наизусть все сотни местных шейхов и кто из них кому родственник могут только они). Если госуправление – то Ищенко. Если вам нужна Большая Советская Энциклопедия – спросите Вассермана.

Как говорил Стивен Сигал в роли Кейси Райбэка, «Никто не может побить меня на кухне». А я всегда перефразирую это как «Никогда не спорьте с Роджерсом об экономике».
Многие пытались (особенно любители рассказывать про «доллар по стописят» или «маленький госдолг – это плохо»), никому не удалось. Нет, есть люди круче меня в экономике (я их регулярно читаю, если они пишут). Но обычно почему-то у нас с ними практически не бывает поводов для разногласий. Почему-то, да.
И как-то совершенно случайно я с точностью до месяца предсказал начало рецессии в США, а потом и прошлогодний экономический кризис. Почему-то, да.

Знаете, почему я один из самых читаемых (не просматриваемых на ютубе, а именно читаемых) авторов рунета? Потому что я сам себя называю «аналитическим гномом», ибо круглыми сутками копаю руду в информационных шахтах. И если я выдаю в сутки две статьи, то на подготовку к каждой трачу по несколько часов.

В результате зачастую чувствую себя тем самым байкером из анекдота. Который ездит на «Харлее» и говорит всем тем, кто ездит на спортивных «А зачем вас запоминать? Вы же каждый год новые!».

Так и тут. Читаешь новостные сайты, там куча «экспертов», но 95% из них – это непонятно кто, непонятно откуда и непонятно с какими компетенциями. Просто мальчики и девочки, окончившие экономические факультеты московских ВУЗов, пристроенные родителями в престижные фирмы и «хорошо бы ему ещё в СМИ засветиться, как умненькому». Ни научных статей, ни аналитических докладов, ни сбывшихся прогнозов (это я слишком много хочу, да?), ни какой-то истории работы в реальном секторе экономики.

И да, они постоянно разные. Мы их просто не запоминаем никого, потому что бессмысленно. Причём если видишь, что текст перегружен всякими «конгруэнтностями волатильности» – сразу в мусор (надёжный метод, всегда срабатывает – жертвы MBA отсекаются мгновенно). Блокчейн, аджайл, кипиай – ругательные слова.

В результате куда ни плюнь – попадёшь в «иксперда». А как нужно аргументировано и грамотно прокомментировать какую-то новость – днём с огнём не найти. По целому ряду направлений нет экспертизы.

Что с этим делать я как-то в другой раз попробую разобрать.
А пока, когда вам в очередной раз подсовывают нового «эксперта», сразу задавайте вопросы:
1. Наличие профильного образования.
2. Опыт практической работы.
3. Наличие монографий и статей по данной тематике.
4. Предыдущая история прогнозирования.
5. Способность последовательно и аргументировано излагать свою точку зрения, чтобы была логика, как автор пришёл к таким выводам.
Иначе вам так и будут подсовывать птичий помёт под видом экспертных оценок и говорящие головы, озвучивающие убогие методички, вместо лидеров мнений.

P.S. Хотя есть ещё «наши неназванные источники, не уполномоченные официально комментировать», это вообще дно дна.

Rogers Red

В навальнята специально отбирали самых тупых

Вербовщик в деструктивной секте не старается затащить всех.
Неа.
Ему нужно только самое тупое и внушаемое мясо.
Поэтому вербовщик обычно несёт самую дикую дичь. Типа "Пророк Смит в розовых очках прочитал золотые скрижали, которые в Америку на плотах привезли древние иудеи" (это у мормонов, если что).
Если клиент верит такому бреду - он поверит чему угодно.
Таким образом обеспечивается слепая вера паствы. Люди с критическим мышлением там не нужны.
Навальный действует по тому же принципу - в его бред верят только самые тупые дегенераты.
Таких, к счастью, на всю Россию оказалось всего около 30 тысяч (и часть из них школьники, то есть ещё есть надежда, что повзрослеют и поумнеют).

Rogers Red

Усталость подростков


Эй, пацанчег, у тебя такой же свитер, как у меня...

Я тут насмотрелся и начитался за последние дни подростков, которым «Надоело терпеть»(тм).
Сначала мне вспомнился старый советский мультфильм «Про Сидорова Вову». Если не помните, то пересмотрите.
А потом я решил, что просто расскажу, как лично мне жилось в четырнадцать лет. Так, чисто для сравнения.

Это был 1992 год, как раз вскоре после развала СССР. Мать моя работала в библиотеке, отец тоже получал копейки (и без того мизерные зарплаты ещё и задерживали по несколько месяцев). Питались мы в основном постными кашами – преимущественно гречневой, потому что рис дорогой. Масла в кашу не было. Про мясо/колбасу я вообще молчу – килограмм мяса стоил как половина месячной зарплаты.

И вот в конце весны 1992-го года, незадолго до моего четырнадцатилетия, мне надоело смотреть, как моя мать питается одной кашей. Но я не пошёл скакать на площадь (тогда бы меня быстро «демократизировали» («демократизатором» называли длинную резиновую дубинку). А основал свой первый бизнес.

Бизнес без особой фантазии, если честно. Я брал товар под реализацию, продавал, а разницу забирал себе. У нас было много конкурентов, но мы выигрывали у них за счёт двух вещей:
а) мы демпинговали цены (их все демпинговали, но мы успешней);
б) мы приходили на рынок в половине шестого утра, когда в город приезжали оптовики, продавали свой товар, а к восьми-девяти приходили наши конкуренты (а клиенты уже все закупились и уехали, пока-пока).

Итак, мой обычный день выглядел так:
1. Встать в пять утра, до половины шестого возить тачками («кравчучками», чтобы он сгорел, этот старый лжец) товар на рынок, потом торговать.
2. К 8:30 нужно попасть в школу, чтобы учиться. И умудриться как-то оставаться лучшим учеником школы, получающим «похвальные листы».
3. После школы учиться, делать домашние задания и читать. Классическую литературу, приключения, детективы, фантастику, фэнтези – всё, что горит (простите за такую шутку в стиле «451 по Фаренгейту»).
4. К десяти вечера идти разгружать приехавший грузовик с товаром. Разгружать можно было только в темноте, потому что в светлое время суток была опасность, что нагрянет налоговая (в лучшем случае) или бандиты. Товар на сумму в 5-10 тысяч долларов – тогда убивали и за гораздо меньшее (были случаи, когда убивали за засвеченные в неправильном месте двадцать долларов).
И так каждый день.

А в ночь с пятницы на субботу садиться на электричку до Киева, чтобы рано утром (опять же, тоже важно успеть первыми) попасть на Петровку – книжный рынок. Закупить там тележку книг (частично под заказ) – и ехать домой.

Книгами мы с отцом торговали не ради прибыли. Торговля книгами позволяла только отбить цену на проезд в электричке. Книгами мы торговали, чтобы читать.
Читать в обратной электричке из Киева, читать после уроков, читать иногда прямо на уроках. Я был отличником и на некоторых уроках мне было откровенно скучно, потому что всю годовую программу я выучил заранее и учителя не рассказывали мне ничего нового – поэтому я читал какого-нибудь Вальтера Скотта или Роберта Хайнлайна.
Самое главное – нужно было прочитать книгу до того, как её продадут. А это означало читать по 400, 600, 800 страниц в день.

Я, кстати, побил рекорд школы по скорости чтения, когда сдавал соответствующий тест. И основная проблема была в том, что текст-то я уже давно прочитал, я его проговорить не успевал.

А в воскресенье не выходной. В воскресенье встать в пять утра и таскать в два раза больше тележек с товарами, чем обычно, потому что это главный торговый день недели.

И если хочется поесть настоящих пельменей с мясом (не уверен, что настоящим), то можно пойти в промзону и там разгрузить грузовик. За это тебя покормят и дадут мелкую денежку. Вообще круто!

И всё это в условиях, когда на рынке почти каждую неделю проходят кровавые разборки между группировками рэкета за контроль над рынком (прямо на месте, зачем устраивать какие-то стрелки за городом?), а кроме этого полно воров, фальшивомонетчиков (пытающихся всучить десятку с пририсованным лишним ноликом – этих если ловили, то били всем рынком) и прочих отморозков.

А в школе, где в моём классе училось «всего» 42 человека, из них как минимум шестеро нюхали клей (и годика через полтора-два просто «исчезли»). Заходишь в школьный туалет, а там обдолбаный наркоман опасной бритвой рисует узоры в воздухе.

Потом после школы тебя каждый день караулит 4-6 придурков, потому что ты не хочешь вступать в их группировку. Или просто потому что «ты чё, самый умный?» (ну, вообще-то да). Хорошо, что из школы было четыре разных выхода и можно было регулярно менять маршруты (и ходить с кастетом или заточкой, это тоже помогало).

И нет, я никогда не был и не считал себя крутым бойцом. Просто приходилось очень много драться, чтобы выжить. На любого «чёрного пояса» всегда найдётся заточка в бок, и первая моя чёрная кожаная куртка в какой-то момент оказалась с дыркой в районе лёгкого. Но, будете смеяться, у меня во внутреннем кармане была очередная книга, что меня и спасло. Как говорил мой дед (полковник милиции), «бандитов нужно знать, но дел с ними иметь нельзя». Однако даже в таком случае вы всё равно можете нарваться на банальный гоп-стоп от залётных беспредельщиков.

Никогда не забуду, как интеллигентная семья (он инженер, она библиотекарь) пришли со своим сыном, моим одногодкой, к моему отцу, МС по боксу, и буквально умоляли его «Помогите устроить ребёнка в банду». Отец отказал и пытался убедить их, что им это не нужно.
Не послушали. Мальчик связался с ворами, через пару месяцев его подрезали – пришлось удалять селезёнку. И ещё несколько лет мальчик безвылазно сидел дома, потому что боялся выйти на улицу.

Я всё это рассказываю не для того, чтобы показать, будто я крутой. Нет. Крутых в это время пачками хоронили. На городском кладбище шесть кварталов засеяно такими крутыми, никого старше 25 лет нет. Я «особо умных» потом на экскурсии водил в это место. Красивые памятники, с портретами в полный рост – спортивные улыбающиеся пацаны в кожанках или малиновых пиджаках, с цепями, обязательно на фоне «мерина» или «бумера». Очень крутые. Очень мёртвые.

Это всё к вопросу о «святых девяностых» и одновременно к «подростки устали терпеть».
Что они устали терпеть? Тепличные условия? Айфон предпоследней модели? Комочки в манной каше? Отсутствие ремня в организме?

Не, мальчики и девочки, я пережил 1991 и 2014 годы, два раза меня уже «освобождали от тоталитаризма». И вместо обещаний свободы и процветания каждый раз потом становилось гораздо хуже – как с благосостоянием, так и со свободами. С меня двух раз «перемен требуют наши задницы» хватит. Русских ещё никогда так сыто и спокойно не «угнетали», дайте нам и дальше пожить без «молекул демократии».

Мамкины леворуционеры, массово (и интернет забит этими видео) при первом же шухере плачутся, вытирая сопли и слёзы, «простите меня, пожалуйста, поддался влиянию толпы, я больше не буду». И если вернутся новые девяностые, то мы знаем, как там выживать, а они сдохнут в течение недели.
Ведь все эти московские и питерские мажорчики с крашеными волосиками, пирсингами и штанишками с подворотами никогда в жизни даже с простым гоп-стопом не сталкивались. И через полчаса останутся без шапки, лопатника, мобилы и штанов посреди голого поля.

Я понятно объясняю?

Опубликовано https://news-front.info/2021/01/28/aleksandr-rodzhers-ustalost-podrostkov/

Rogers Red

Истинные причины падения рождаемости


«В этот дом мы рождены,
В этот мир мы брошены,
Как собака без кости»
Группа «Двери», песня «Всадники Шторма»

Вчера в очередной раз столкнулся с живучестью дурацкого мифа о том, что «рождаемость падает из-за нестабильности жизни» или, в более общем виде, что «есть зависимость между ростом благосостояния и рождаемостью».

Если бы такое было на самом деле, то тогда в Западной Европе лет пятнадцать-двадцать назад был бы настоящий бум рождаемости, потому что тогда у них самый пик всякого wellfare наблюдался.

Но при этом ни одна страна ЕС в это время даже до уровня расширенного воспроизводства (примерно в 2,5 ребёнка на семью) не дотягивала. Коэффициент рождаемости у них при этом был в лучшем случае 1,7, а в ряде стран и вовсе около 1,3.
Поэтому возьмите эту мантру про «нужно больше денег, тогда будут больше рожать», тщательно скомкайте и выкиньте в мусорку.

Я вам скажу, как исторически женщины реагировали на нестабильность. На всём протяжении человеческой истории это всегда происходило примерно одинаково: рожали семерых в надежде, что выживут двое-трое.

Голод, войны, чума – нужно рожать больше, в надежде, что хоть кто-то выживет.
Это биологический механизм реагирования на нестабильность.

Более того, даже в многих моногамных обществах после гибели значительной части мужского населения на время разрешалась полигамия (иногда официально, иногда неформально, в виде ослабления морали), чтобы восстановить численность народа в следующем поколении.
Нестабильность – рожать! Так это работает.

У моего деда было семеро братьев, и всех их вырастили в избе с земляным полом и дровяной печкой. Поэтому все эти сказки «нужно больше квадратных метров» или «нужна уверенность в завтрашнем дне» – это для скудоумных, не желающих учить историю и складывать дважды два.

Опять же, и сейчас самая высокая рождаемость в самых бедных странах с самой высокой смертностью. Что только подтверждает мои предыдущие утверждения.

Низкая рождаемость в некоторых странах вообще никак не связана с экономическими показателями. У неё совершенно другая природа.
Ценностная.

Не рожают из-за эгоизма. Чайлдфри всякие, гомосеки тоже, конечно, вносят свою лепту в снижение рождаемости. Но главная причина – это «хочется пожить для себя».
С подвидами «декретный отпуск тормозит карьеру», «рождение детей портит фигуру», «моё тело – моё дело» и прочим аналогичным бредом.
Некоторые даже пытаются выводить корреляцию между уровнем образования и рождаемостью. Мол чем выше образование, тем меньше детей. Но дело не в образовании, а в «Что? Я, такой умненький, буду тратить свою драгоценную жизнь на воспитание каких-то спиногрызов? Ужас какой! Зачем мне это надо?!».

А если коротко – эгоизм.
Всё. Конец истории.

Опубликовано https://jpgazeta.ru/aleksandr-rodzhers-istinnye-prichiny-padeniya-rozhdaemosti/